Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

И. Кошкин. Амурские звери.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 3

#1 Sunmix

Sunmix

    Неоднозначная фигура

  • Участники
  • 9 393 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Город у бухты
  • Команда:ШТОРМ
  • Используемое вооружение:нет
  • Камуфляж:Береза, "Горка" черная
  • № ЭП:0029

Отправлено 07 Февраль 2012 - 22:26

Часть 1.

- По какому поводу сбор? - спросил Волк.
- Подожди, - махнул лапой Медведь, - Все подтянутся - тогда расскажу.
- Так, собственно, уже... - мягко рыкнули сзади.

Топтыгин подпрыгнул и обернулся: за его спиной, как ни в чем ни бывало, сидел на заднице тигр и демонстративно лизал правую лапу. Поймав взгляд маленьких, налитых кровью глазок, гигантский кот ехидно улыбнулся, демонстрируя шестисантиметровые клыки:

- Стареешь, косолапый.

Медведь, пыхтя, старательно отогнул средний коготь на правой лапе. Раньше пробовал складывать кукиш, но длинные когти перепутывались так, что енот как-то раз провозился полчаса, да и то два пришлось подгрызть. С тех пор Топтыгин перешел на заморский американский жест - говорят, такой же оскорбительный.

- Все в сборе, Миша, - заметил Заяц.
- Давайте уж, - нервно сказала Рыся, - У меня дети дома одни. Четыре шкета, как бы из дупла не выползли.
- Ну, добро, - кивнул Потапыч, и повернулся к берегу - Виктор михайлович, прошу!

Под обрывом завозились, и внезапно на поляну поднялся крепкий бородатый человек в резиновых сапогах, брезентовых штанах и могучем, грубой вязки свитере. На спине у человека висел мощный современный рюкзак, впрочем, почти пустой.

- О! Михалыч! - обрадовался Тигр, - Опять снимать будешь? Ты же еще с прошлого раза карточки зажал!

Человек молча снял со спины рюкзак, достал из него объемистый пакет и бросил Тигру, тот ловко припечатал подарок мягкой лапой.

- В "Нэшнл Джиогрэфик" пристроил, - объяснил бородач.
- Все? - обрадовался Тигр.
- Нет, конечно, - усмехнулся человек, - Шесть штук. Там где ты лежишь, там где дерешь сосну, где лакаешь из ручья...
- Мне эта не очень понравилась, - недовольно заметил Тигр.
- Зато дети и женщины в восторге...
- Кхм! - внушительно кашлянул Медведь, - Михалыч, право слово, потом поговорите. Давай о деле. Друзья, позвольте представить, это Виктор Михайлович Лапочкин, наш охотовед.
- Опять браконьеры, что ли? - нервно спросила Рысь.

Бородач помотал головой:

- Все гораздо сложнее. В общем, чтобы долго не тянуть, сюда едет Президент.

У зверей отвисли челюсти, а Заяц от неожиданности брыкнулся на спину.

- Ты чо гонишь-то, мужик? - ошарашенно рявкнул Волк.
- Серый, а ну брось гопничать, - спокойно приказал Медведь, - Михалыч, продолжай, пожалуйста.
- Главное я уже сказал, - заметил охотовед, - Гарант знакомится с владениями, теперь прилетел на Амур.
- А нам-то что за дело, - фыркнула, поднимаясь, Рыся, - Ладно, мальчики, я побежала, у меня дети...
- А ты заповедник хочешь? - мягко спросил в спину кошке Медведь.

Рысь затормозила так резко, что едва не кувыркнулась через голову.

- Хрена себе... - пробормотал Тигр, - Здесь, у нас? Как на Сихотэ-Алине?
- Есть проект, - кивнул Виктор Михайлович, - Дело такое, надо показать Президенту, как бы так сказать... Очарование животного мира Приамурья.
- Животного, - протянул Тигр.
- ну, извини, - развел руками Лапочкин, - Заповедник для вас. Идея в том, чтобы президент умилился, глядя на красивых зверей в естественной среде обитания и подписал Указ. С бурундуками я уже договорился, они будут сидеть на пеньке и грызть орешки. Белки побегают по кедрам, аисты красиво полетают туда-сюда. Вопрос за главными героями.
- И что нам делать? - спросила Рыся.
- В общих чертах: каждый выгодно демонстрирует себя Президенту, - начал объяснять Лапочкин, - гаранта везут на катере по Амуру, через каждые сто метров мы разыгрываем какую-то сценку: Медведь встает на задние лапы и ищет мед в дупле...
- Ближайшее гнездо в километре от берега, - заметил Топтыгин.
- Мы положим соты в дупло на берегу, - сказал Лапочкин, - Я уже купил. Тигр выходит из зарослей и царственно ревет...
- ни фига себе, - возмутился Медведь, - Почему это он царственно, а я мед ворую? Что за глупые стереотипы?
- Ты на себя в озеро когда последний раз смотрел? - ехидно спросил Тигр, - Корноухий царь.

Ухо Медведю прострелили в бою с браконьерами, и намеков на это он не терпел.

- Сейчас тут кто-то довыеживается! - рявкнул Топтыгин.
- ну давай, попробуй, - подзадоривал Тигр, напружинив лапы.
- Хватит! - с подвыванием рявкнула Рыся.

Оба гигант разом заткнулись - Рысь и без того была кошкой нервной, а окотившись постоянно пребывала на грани срыва. Ни Тигр, ни Медведь не горели желанием иметь дело с Рысью, которую сорвало.

- Все мужики одинаковы! - продолжала орать кошка, - Лишь бы померяться! Чтобы я такого больше не слышала!
- Ладно, ладно, - пробормотал Тигр, опуская шерсть на загривке.
- А мне что делать? - спросил Заяц.
- Ты будешь сидеть на лужайке и трогательно есть травку.

Заяц посмотрел на свои длинные поджарые лапы:

- Слушай, а ты меня с кроликом не перепутал? - робко спросил он, - Кролики - они да, пушистые, скакать не умеют, а я-то...
- не перепутал, - успокоил Косого охотовед, - Ты будешь трогательно кушать травку, а к тебе станет подкрадываться Серый Волк. Все по законам жанра.
- А что, я не против, - осклабился Волк.
- Я так не буду! - возмутился Заяц.
- Не бойся, - вступил вдруг Тигр, - Ты меня тогда с браконьерами подстраховал, теперь я тебя подстрахую.

Под пристальным взглядом желтых глаз Волк как-то сразу стушевался:

- Да я что, мы же понарошку, - забормотал он.
- Рад. что ты это понимаешь, - мягко заметил Тигр, - А то мало ли что...

Волк припал к земле и заскулил.

- И, наконец, Рысь, - сказал Медведь, - Ты будешь играть с котятами на лужайке...
- Ты что, косолапый, совсем охренел? - взвилась кошка, - Чтобы я детей на потеху толпе вытащила?

Медведь, которому эта истерика надоела, опустил голову так, что его огромное, все в шрамах рыло оказалось на одном уровне с бешеными желтыми глазами Рыси:

- Если хочешь, чтобы дети росли в заповеднике, приведешь и поиграешь, - четко сказал Топтыгин.

Рыся негромко зашипела, прижав уши, но потом вдруг уселась и принялась, как ни в чем не бывало вылизываться.

- Ладно, придем, - между делом бросила она.
- Так сколько у нас времени? - спросил Медведь.
- Гарант приедет завтра, - вздохнул Виктор Михайлович.
- Ох ты, - сел на зад Топтыгин,- Ладно, гаврики, за работу - времени в обрез

Часть 2
Еще затемно Топтыгина разбудил рев вертолетов. Железные птицы раз за разом проносились над Амуром, иногда зависали на месте, потом снова куда-то летели. По лесу незаметно, как им казалось крались вооруженные люди в камуфлированной форме. Выждав, когда один подойдет поближе, Медведь аккуратно сократил дистанцию и похлопал парня по плечу:

- Слышь, мужик, а вы кто вообще? А ну тихо, тихо!

Прижав автомат лапой, Хозяин Тайги осторожно оттолкнул человека. Тот смотрел круглыми глазами, то открывая, то закрывая рот.

- Скажешь "превед" - съем, - предупредил Топтыгин.
- Товарищ капитан? - робко спросил воин.

Медведь вздохнул - иногда он просто не знал, что делать с этими двуногими. Впрочем, ребята с заставы были, вроде, посмекалистей, они, по-крайней мере знали, кто такой Медведь.

- Полковник я, дурья твоя башка, - проворчал косолапый.
- Товарищ полковник! - воин радостно выкатил грудь и кинул руку к голове в странной повязке, - Разрешите...
- Не разрешаю, - строго ответил Медведь.

На память пришел оборотец, слышанный от Берты, и Топтыгин рявкнул:

- Продолжайте выполнять боевую задачу!
- Есть! - сияя от счастья ответил парень, - А можно автомат?
- Держи, - медведь подцепил оружие когтем и бросил воину, - И вот еще, встретите тут такого полосатого, в желтой форме - так с ним вообще не разговаривайте. У него это, особая задача.
- И "Вымпел" здесь? - удивился боец.
- Цыц! - приказал медведь, - Кругом, марш!

Он подождал, когда солдат проломится через кусты и осторожно пошел за ним. Человек подбежал к еще одному, в такой же одежде и затараторил:

- представляешь, на самого полковника Бурластого нарвался! Ну! Вот это ас - скрутил меня, я и не заметил! Настоящий зверь! И камуфло у него новое - я таких еще не видел. вроде просто бурое, а в двух шагах уже не видно. Кстати, он сказал, что "Вымпел" тоже здесь.

Медведь махнул лапой и бесшумно побежал к Амуру - первой должна была выступать Рыся, и Топтыгин немного волновался за кошку. Все-таки четверо детей, а лес кишит идиотами с оружием.


Президент плыл по Амуру на двух больших катерах - он заранее предупредил свою Администрацию, что хочет увидеть Амур, а не две тысячи ее сотрудников. О том, что в заливах и протоках замаскированы боевые катера и моторки, набитые солдатами, сотрудниками службы безопасности и милицией Гаранта тактично не проинформировали. Стеклопластиковые плоскодонные кораблики почти бесшумно скользили вдоль самого берега, Президент шумно восторгался природой: благородными оленями (Топтыгин по своим каналам договорился с Лосями, те, когда не гнали, были абсолютно вменяемые ребята, копытных мобилизовали за одну ночь), грозными кабанами (этих организовал-выгнал на берег Тигр с женами), бойкими бурундуками (полосатым Лапочкин просто отвалил полтонны кедровых орехов, и теперь те старательно изображали из себя Очаровательных Озорных Зверьков). Внезапно Гарант буквально задохнулся от счастья:

- Боже, какая прелесть! причаливаем, причаливаем, поскорее, только аккуратно, не спугните их!

Повинуясь приказу, катер повернул к берегу.


Рыся с утра была очень взвинчена. Попробуй, проведи по лесу четырехмесячных рысят, да так, чтобы не попасться на глаза толпе придурков с оружием. Счастье еще, что эти двуногие слепы, глухи, и с заложенными носами. Выбравшись на заранее условленное место, где Тигр с ночи выложил кусок заранее заготовленного кабана, Рыся покормила детей (молока становилось все меньше, котята постепенно переходили на мясо), поела сама и разрешила детенышам поиграть. Впрочем, можно было и не разрешать, в таком возрасте рысята могут только спать, бузить и просить жрать. Выспавшись за ночь, наевшись так, что животики стали круглыми, полежав немного, котята принялись гоняться друг за другом, хватать за лапы, а также всячески надоедвать матери. Они так увлеклись, а Рыся так замоталась, пытаясь уследить за всеми четырьмя, что когда спохватилась, было уже слишком поздно - к берегу тихо подходила большая белая лодка, набитая людьми в черной одежде.

- Дети, ко мне, - напряженно приказала мать, но увлеченные игрой рысята ничего не слышали.


Президент аккуратно спустился на песок, следом за ним спустились двое охранников (остальным Гарант строго приказал оставаться на корабле), шествие замыкал Лапочкин. В новом черном костюме, сорочке и галстуке кандидат биологических наук чувствовал себя крайне неуютно, хорошо хоть резиновые сапоги отстоять удалось. Как раз в этот момент три котенка наваились на четвертого, самого крупного, и бешено кусающийся, мяукающий и бьющий клубок скатился едва не к ногам Президента. У Рыси перехватило сердце - она видела оружие и знала, что если бросится к детям, двуногие начнут стрелять. Кошка уже поняла, кто у них вожак (вожак, почему-то, был далеко не самый крупный и сильный в стае) и знала, что своих вожаков люди охраняют жестко.

- Какая прелесть, - шепотом повторил Президент, - А почему они не убегают?
- Э-э-э, видите ли, господин Президент, - Лапочкин лихорадочно подыскивал подходящее объяснение, - дикие звери способны тонко чувствовать общий психологический фон ситуации...

Президент наморщил лоб, пытаясь продраться сквозь филологические построения охотоведа, но Лапочкина уже понесло:

- Рысь чувствует, что Вы настроены дружелюбно, а намерения у Вас добрые, к тому же чем сильнее Воля человека... - кандидат биологических наук гнал столь восторженно, что услышь его сейчас Лоси - приняли бы за своего, - ...тем спокойней в его присутствии дикий зверь, он чувствует, что человек предсказуем, способен за себя постоять, но сам не угрожает...

Рысята прекратили драку и уставились на людей, в их широко открытых глазищах не было ни страха, ни злобы - одно безмерное, кошачье и детское любопытство. самый крупный рысенок осторожно подошел к Президенту, обнюхал его ботинок и задумчиво цапнул носок.

- Смотрите, он жует мои туфли! - Президент, похоже, был на седьмом небе от счастья.
- Э-э-э, естественная реакция детеныша на незнакомый предмет, - быстро пояснил Лапочкин, нервно косясь на рысь, - О, черт.

Тишину Амурского утра разорвал отчаянный кошачий вопль. разрываясь между страхом за детей и ужасом перед пулями, Рыся нашла последнее убежище в извечном женском средстве воздействия на мужчин:

- Ой, да что же это такое, - надрывно заголосила кошка, - Да что же это делается! Деточки мои родненькие, на кого вы меня покидаете, похватают вас злые люди, посадят в мешок, увезут и в клетку посадят! Ириска, Крыска, Риск, Рэмбо, а ну марш домой, вы что мамку не слушаетесь? Я для этого вас растила, ночей не спала?

Рысята, услышав, наконец, мать, сбились в кучу и тревожно замяукали.

- Что это с ними? - удивленно спросил Президент.
- Видите ли... э-э-э, мать созывает детенышей для того, чтобы покормить их, они, соответственно, отзываются: мы, мол, здесь, - быстро соврал Лапочкин, - С другой стороны, вполне понятное любопытство не дает им уйти...
- А можно мне их погладить? - спросил вдруг Гарант.
- Я тебе поглажу! - завизжала кошка, - Ты их рожал? Растил? Кормил? Гладить он их будет, наел там рожу в Москве, думаешь, сюда приехал и можешь чужих детей гладить?! Еще в животик их поцелуй! Только тронь котят, я тебе все глаза выцарапаю, говнюк!
- Я думаю, не стоит, - честно предупредил Лапочкин, - Намерения намерениями, но она все-таки мать.
- Понимаю, понимаю, - кивнул Президент, - Помню, у деда была кошка, так та, когда окотилась... Вы правы, Виктор Михайлович, лучше уйдем, не будем им мешать.

Все четверо поднялись на катер и тот отвалил от берега. Тем временем Рыся воплями и шлепками собрала котят и повела их прочь от берега в заросли.

- Но все-таки, какая прелесть, - провторил Президент, и, обернувшись к корреспондентам, строго спросил: - Все зафиксировали?

Часть 3.

Подходя к берегу, Тигр немного волновался. Могучий кот не любил людей - на то были причины. Пробираясь по лесу, он старался не попасть на глаза двуногим в пятнистой зеленой одежде, но, к сожалению, эти идиоты старательно прятались. Умный человек ходит по лесу шумно, топает ногами, покрикивает, давая время Тигру спокойно уйти с дороги. Дурак обычно по другому и вовсе не умеет. Труднее всего с идиотами, которые считают себя бывалыми следопытами - они пригибаются, крадутся, и часто выползают прямо на обалдевших Хозяев Тайги. Нос у тигров слабоват, не то что у волков или медведей, Полосатые больше полагаются на уши и глаза.

Люди в пятнистой одежде, как назло, старались идти тихо, а некоторые и вовсе засели в разных укромных местах, словно скрадывая кого-то. Дважды Тигр натыкался на таких "охотничков", всякий раз поражаясь их странному поведению.

Обычно человек, встретив Амбу, либо судорожно хватается за ружье, либо, гораздо чаще, начинает смешно махать руками, кричать, бросается бежать или даже пытается залезть на дерево. Если двуногий тащил с плеча стальную смерть, Тигр, обычно, быстро растворялся в лесу. Полосатый знал про Красную Книгу, которая вроде бы, должна его охранять, но пуля есть пуля. А вот с теми, кто бросался прочсь со всех ног, Амба нередко играл в старую тигриную игру: забегая то слева, то справа, грозно рыкал, трещал кустами, шумно дышал в спину, а если двуногий лез на дерево, Тигр прыгал на ствол за ним, стараясь шлепнуть лапой со втянутыми когтями. Убивать людей нельзя - за это их сородичи мстят, жестоко и неотвратимо, но вот на игру так сильно не обижаются.

Эти же, пятнистые, вели себя как-то вовсе не по-двуногому. Первый, мельком взглянув на Тигра, отвернулся и стал смотреть в другую сторону. Тигр осторожно обошел непонятного человека и скрылся в кустах. Второй, увидев гигансткого кота, поднес руку к голове и начал что=то тараторить. полосатый сел на задние лапы и на всякий случай приглушенно рыкнул. Человек отреагировал очень странно: еще раз подняв руку к голове в странной круглой шапке, он как ни в чем ни бывало повернулся к Тигру спиной и принялся раскладывать странное, длинное ружье. Амба не привык к такому пренебрежению и даже подумал: "А не рыкнуть ли наглецу в ухо?", - но Но потом махнул лапой и пошел к реке.

Когда он выбрался на берег, из-за мыса уже показались две большие белые лодки, почти бесшумно скользившие по водной глади. Утро было безветренное, Амур сверкал на солнышке, и Тигр знал: с реки его видно великолепно. Последовательность движений они с Михалычем отработали ещ во время фотосессии, и сейчас Амба действовал не раздумывая. Первое: боком к реке, голова поднята и развернута на зрителя, поза дишит спокойным достоинством и силой. Затем широко, во всю пасть, зевнуть, демонстрируя клыки и красный язык. Третье: подойти к сосне, встать на задние лапы, а передними содрать кору, оставив для всех метку-напоминание... Как и с фотографированием, игра увлекла Тигра - все кошки любят позировать. Не ограничившись сосной, он прыжком взлетел на лиственницу так, что задние лапы вцепились кору метрах в трех над землей, затем соскочил вниз и громко заревел. Важно прошелся вдоль деревьев, не забывая время от времени останаливаться (и обязательно отставлять при этом заднюю лапу, Михалыч говорил, что это - классическая тигриная поза). Амба как раз повернулся к реке, чтобы продемонстрировать широкую грудь и огромные мощные лапы, когда понял, что ситуация резко изменилась: передняя лодка стояла носом к берегу, а по обрыву к нему поднимались четвре человека: Михалыч, двое здоровяков, чем-то похожих на Медведя, и какой-то непонятный двуногий. Этот последний был меньше остальных, но Амба сразу почувствовал: вот, он, Вожак!

У тигров вожаков не бывает, но вот у Волков и Собак - дело другое. Волки же и Собаки издавна были тигриным деликатесом, поэтому так или иначе, звери "общались", и общую концепцию Полосатые усвоили. Но если у волков вожаком становился самый сильный и храбрый, то у людей стаей нередко верховодили отнюдь не самые могучие самцы. Михалыч однажды попробовал растолковать Тигру, как строится человеческое сообщество, но потом оба махнули лапами: звери есть звери, люди есть люди. Главное, что усвоил Амба: вожак - это тот, кого слушаются. Михалыч и двое "медведей" слушались этого, небольшого.



- Господин Президент, - в отчаянии шептал Лапочкин, - Ради Бога, поймите, это все-таки Тигр! Хищник! Приближаться к нему вот так - крайне неразумно!
- Вы не понимаете, Виктор Михайлович, - пыхтел в ответ Гарант, яростно поднимаясь вверх по склону, - Это же мечта всякого нормального человека - увидеть Тигра вот так, в ествественных условиях, у него дома, можно сказать!

Лапочкин подумал, что мечта большинства "нормальных людей", что шастают по тайге с ружьями - увидеть Тигра в качестве шкуры на стене, а также мяса, жира, костей и органов, которые можно загнать китайцам для их шаманской "медицины". Вслух он этого говорить не стал: в конце концов, президент, который мечтает увидеть живого тигра на берегу Амура может и впрямь подписать Указ.

- В конце концов, вы сами говорили, что звери чувствует настроение человека! Поверьте, у меня к этому великолепному животному самые добрые намерения!
- Это просто замечательно! - в отчаянии тихо заорал кандидат наук, - Но мы не знаем, какие намерения у этого великолепного животного! У тигров есть масса оснований не доверять людям!
- Виктор Михайлович! - убежденно ответил президент, - Я полагаю, что если бы Тигр нас боялся, он бы давно ушел! А он смотрит на нас и не трогается с места!
- Он просто ждет, когда МЫ уйдем, - угрюмо ответил Лапочкин, - Это, в конце концов, его лес. По-крайней мере, он так думает, - с горечью добавил охотовед.



Тигр ошарашенно смотрел, как снизу по склону к нему идет маленький человек в черной одежде. Человек несколько раз оступался, но упрямо пер вперед, и Амба никак не мог понять: что же ему нужно? Двуногий видел зверя, здесь не было никаких сомнений, но тогда почему продолжал лезть вверх? Так, конечно, не нападают, но легче от этого не становилось. Тигр затравленно посмотрел на Михалыча - единственного человека, которому он доверял: охотовед отчаянно скрестил руки на груди, и Амба понял - невысокого вожака нельзя даже пугать.

Полосатый все-таки не удержался и рыкнул - нельзя не рыкнуть, когда к тебе на расстояние прыжка подошел человек, иначе - какой ты Тигр! Невысокий вздрогнул, остановился, затем развел руки и что-то сказал.



- Уважаемый Господин Тигр, - Лапочкин отметил, что голос Президента почти не дрожит, - Не могу выразить словами всю радость от нашей с вами встречи!

Тигр затравленно смотрел на человека, его хвост дергался из стороны в сторону, но шерсть на загривке, слава Богу пока не поднялась.

- Как президент нашего многонационального государства, я...

И тут Гаранта прорвало, торжественность куда-то исчезла, на смену ей пришли благоговение, страх и едва сдерживаемый восторг:

- Господи, КАКОЙ ЖЕ ТЫ ЗДОРОВЫЙ!

Хвост мотнулся вправо, затем гораздо медленне пошел влево, замер, и медленно поднялся. Лапочкин шумно выдохнул: черт его знает как, но Президент, похоже, и впрямь сумел убедить Тигра в том, что у него добрые намерения.

Тигр глядел на маленького человека, который вдруг словно стал еще меньше, вожак людей поднес руки к груди и неотрывно смотрел на Амбу, но не в глаза, а на огромные, невозможно широкие передние лапы. "Вот это уже другое дело," - с некоторым облегчением подумал полосатый. Человеку положено бояться Тигра - должна же быть какая-то справедливость в этом мире! Человек рубит лес, стреляет кабанов, убивает издалека, ставит ловушки, но все равно, заслышав в ночи рев гигантской кошки, слабеет и жмется к огню. Слабое, но хоть какое-то утешение.

- Виктор Михайлович, - робко повернулся к охотоведу Президент, - А можно мне с ним сфотографироваться? У вас ведь камера с собой?
- Я не думаю, что это хорошая идея, - быстро ответил Лапочкин.
- О, я не собираюсь лезть к нему, - быстро поправился Гарант, - Просто сфотографируйте нас оттуда, чтобы все видели: это не монтаж!

Лапочкин медленно кивнул и потащил камеру из футляра. Амба склонил голову набок: фотоаппарат у Михалыча был новый, видно карточки пристроил хорошо. Внезапная мысль оленем метнулась в тигрином мозгу и он весело фыркнул. Все кошки любят шутить: это в кошачьей натуре, тут уж ничего не поделаешь. Тигр мягко шагнул вперед. "Медведи" одновременно сунули правую руку под одежду, но человечий вожак предупреждающе вскинул руку. Тигр осторожно подошел к человеку и встал рядом, улыбаясь во всю пасть.

- Боже мой! - прошептал Президент, - Снимайте, Виктор Михайлович, снимайте!

Лапочкин поднял камеру...

Он сделали два десятка кадров, один из которых вошел в Топ-10 фотографий 2008 года: на амурском песке, сняв пиджак, сидит со скрещенными ногами Президент России, а рядом во всю свою неимоверную красную пасть зевает огромный амурский тигр...



Когда лодка отошла от берега, Президент вдруг сел на скамейку и слабым голосом сказал:

- Черт, ноги не держат. Все-таки какой великолепный и ужасающий зверь! Мне даже показалось, что он вполне разумный! - Гарант слабо улыбнулся, - Если честно, я завидую вам, Виктор Михайлович. У вас, наверное, такие встречи каждый месяц!

Лапочкин покачал головой. Кандидат наук прекрасно помнил свою первую встречу с амурским тигром. Тогда, двадцать лет назад, студент четвертого курса биологического факультета Дальневосточного Университета приехал на практику в Сихотэ-Алиньский заповедник. О, как мечтал Витя Лапочкин встретить Амбу в его таежном доме! Первую встречу студент запомнил навсегда: Амба был не в духе и загнал нахального студента в избушку. Наставник Лапочкина, могучий патриарх охотоведения, семидесятилетний Трофим Иванович Забабахин, увидев влетевшего в избу ученика, молча взял со стола ракетницу, зарядил, и, высунувшись из двери, пальнул в тигра, что нагло ходил в десяти метрах от дома. Зверь обиженно взревел и ускакал в тайгу, сопровождаемый теплым человеческим словом. Закрыв дверь, Забабахин расхохотался и вытащил студента из-под лавки. Усадив дрожащего парня за стол, старый следопыт, налил ему стакан своей особой настойки и заставил выпить одним духом. Подождав, пока Лапочкин прокашляется от адского зелья, Забабахин с улыбкой сказал: "Вот теперь, Витька, ты наш, таежный человек. Если бы амба твоей смерти желал - ты бы ничего и не понял. Так что ходи по тайге с уажением, но без страха. В лесу не столько зверь опасен, сколько человек. Да и не только в лесу". Старый человек, отвоевавший три года на Великой войне, и потом сорок лет бродивший по лесу, он знал, о чем говорил.

Второй раз лапочкин встретил Тигра уже здесь, два года назад. Гигант попался в петлю-удавку из стального троса, и разорвать ее не смог. Полузадушенный, обезумевший от боли, Амба простоял-провисел в ловушке несколько дней. Когда Лапочкин нашел его, Тигр уже совсем обессилел. По правилам, охотовед должен был сообщить о случившемся в центр, а уж оттуда прислали бы бригаду звероловов, которым одним и разрешено иметь дело с ранеными и больными животными. Но Лапочкин понимал: в таком состоянии ТИгра, скорее всего, усыпят. И тогда биолог принял решение, которое могло стоить ему жизни: сбегав на кордон за кусачками, он освободил могучего зверя. не в силах стоять, Тигр лег на бок и только вздрагивал, когда человек промывал ему рану. Затем Лапочкин подстрелил кабана, разделал и притащил мясо Амбе, поставил рядом с огромной головой корыто воды. Теперь все зависело от самого Тигра, и охотовед ушел. Три дня он держался поблизости, отпугнув, между делом, молодого медведя, что без труда расправился бы с обессилевшим Полосатым. На четвертый Лапочкин подошел к лежке, но та была пуста. Забрав корыто, охотовед вернулся к избе, а вечером из леса вышел Тигр. Постояв недолго у крыльца, не обращая внимания на сбившихся в кучу перепуганных лаек в вольере, огромный зверь медленно развернулся и ушел в тайгу...

Лапочкин никому не рассказывал об этом случае, как и о том, что в конце концов, он научился понимать Тигра, да и не только его. Покачав головой, охотовед мягко улыбнулся:

- Да, господин Президент. Мне и впрямь можно позавидовать.

Часть 4.
Обгрызая ствол молодого клена, заяц в сотый раз нервно поглядел по сторонам, благо круглые, навыкате, глаза, посаженные по бокам головы, позволяли смотреть и влево, и вправо одновременно. Волка по прежнему не было видно, но Косок прекрасно знал: Серый где-то здесь. Заяц, который не чувствует присутствие волка или лисы, как правило, долго не живет. Оно, в общем, и к лучшему, если идиоты не размножаются - это ушастому народу только на пользу. Не-е-ет, Волк где-то рядом, ползет, зараза, из-под ветра... оно, конечно, вчера договорились, что все будет понарошку, Серый клялся и божился, что зубами он Зайца есть не будет. Да только в Тайге каждому известно: волки своему слову хозяева, хотят - дают, хотят - обратно забирают. Тигр, вроде, обещал подстраховать, да что-то его не видно.

Заяц пошевелил ушами, пытаясь понять: откуда бросится Серый, но Волк красался тихо. Длинноухий покрутил головой, и внезапно облегченно вздохнул: из ближних кустов во всю пасть улыбался гигантский полосатый кот. Почти сразу же слева заворочалось, захрустело, запыхтело, и, повернув голову, Косой увидел Волка. Серый вдруг стал ужасно неуклюжим, шумным, он постоянно наступал на сухие ветки, помахивал хвостом и то и дело поднимал лобастую башку, словно желая убедиться, что его хорошо видно. Заяц ухмыльнулся: с Тигром шутки плохи. Внезапно гигантский кот захлопнул пасть и стал внимательно глядеть на реку. Заяц встал на задние лапы и осмотрелся: по Амуру плавно скользили две большие белые лодки.

- Эй, косой? - хрипло окликнул Волк.
- Чего тебе? - обернулся Заяц.

Волк, по прежнему прижимавшийся пузом к земле, лапой наклонил лист папоротник и сделал вид, что кусает:

- Про траву не забывай!
- Без тебя знаю, - огрызнулся Косой.

По плану он должен был беспечно есть травку и грызть траву, потом Волк набрасывался на него сзади, хватал и утаскивал в темный лес. Против последнего пункта Заяц решительно возражал, но Тигр успокоил его, объснив, что если Серый ему хотя бы ребра помнет - будет иметь дело и с Тигром, и со всеми его женами (а их у гигантского кота было то ли две, то три). Нельзя сказать, что Косой пришел от этого в восторг, но посмотрев на Волка, который при этих словах Полосатого в ужасе попытался спрятать морду в лапах, решил: оно того стоит. Для Тигров что Волки, что Собаки - это как конфета для человеческого детеныша (или водка для человека взрослого), Полосатые за ними гоняются, забыв обо всем. И Серый прекрасно понимал: если его начнут тропить сразу четыре Тигра, от такого не защитят даже пограничники. А что тропить будут, никто не сомневался: Хозяин Тайги слово держит.

Успокоившись, Заяц принялся сосредоточенно обгрызать кору. Когда лодки подошли поближе, Косой оставил несчастное деревце и несколько раз высоко подпрыгнул, откинув голову и размахивая перед собой передними лапами. Обычно взрослые Зайцы приберегают такие скачки для весенних схваток друг с другом, когда могучие длиннолапые самцы, что могут взлететь в воздух метра на два, сходятся грудь в грудь. Лапочкин как-то спросил: а чего ради, собственно, вы деретесь? Травы везде навалом, Тайгу по кускам, как тигры или медведи, вы не делите, а зайчих все равно всегда больше, чем зайцев. "Ты не понимаешь," - гордо ответил ДЛинноухий, - "Это вопрос принципа!" Правда в чем этот принцип состоит, Заяц тогда объяснить не мог, он и сам этого не понимал. Косой - от роду не боевой зверь, на него охотятся все, кому не лень: лисы, волки, рыси, орлы. Одно спасение - быстрые ноги да умение кидать петли так, что хищник, бывало, погонявшись за зайцем, садился на зад и, пошатываясь, пытался собрать глаза в кучу. И все же, с древних, древнейших даже времен, от отца к сыну (вернее, от старшего зайца к младшему, потому что зайчата не то что отцов, но и матерей своих не знают - у каждой зайчихи все детки общие, какая рядом оказалась, та и покормила) передается Старый Заячий Завет: в последний миг свой, когда нацелены на тебя вражьи зубы или когти, не верещи жалко, а падай на спину, и врежь напоследок стервецу задними лапами! Как следует врежь, от всей своей запуганной, дрожащей заячьей души! И тогда, даже если через мгновение свет для тебя погаснет, перенесешься ты в другой, светлый лес, где всегда лето, всегда полно свежей травы, а волки и рыси ходят своими тропами и на зайцев не посягают.

Конечно, далеко не каждый заяц успевал вспомнить об этом, кого-то враг хватал на бегу, кто-то просто мчался, обезумев от ужаса и погибал напрасно. Но некоторые все-таки успевали обернуться и, грохнувшись на спину, били когтистыми задними лапами, что носят зайца по сорок верст в день. и, говорят, кое-кто из длинноухих ухитрялся отбиться: отбегал, тявкая, лис с выбитым глазом, теряя перья, трепыхался орел с перебитым крылом, и (но об этом только шепотом), пару раз и волки ковыляли прочь с разорванными мордами. Нет, не напрасно дерутся по весне зайцы!

Сейчас. конечно, Косой не собирался ни с кем сражаться - Длинноухому нужно было только, чтобы прыжки заметили с реки. И, похоже, своего он добился - передняя лодка повернула к берегу.



- Интересно, а чего это он так распрыгался? - Президент с интересом смотрел на Зайца, что выделывал прыжки почище кенгуру, - Виктор Михайлович, чего это он?
- Ну, как тут объяснить, - кандидат наук сделал задумчивое лицо, - Дело в том, что проявления радости свойственны не только человеку. Сегодня отличная погода, лето было мягкое и незасушливое, травы полно, так что зайцы сыты. Этот самец, судя по всему, плотно покушал - видите обгрызенный клен? Он жив, сыт, ему тепло - нет ничего удивительного, что он в восторге и решил немного поиграть.
- Как мило, - расстроганно сказал Гарант, - Это русак?
- Беляк, русаки у нас не водятся, - пояснил Лапочкин, - Есть еще маньчжурские зайцы, но этот - беляк, причем весьма крупный, килограмма на четыре, а то и на пять.
- Забавно, - улыбнулся Президент, - Ты смотри что выделывает! Оп! Просто молодец, хоть в сборную его бери. Та-а-ак, а это что такое...

Гарант сощурился, пытаясь разглядеть, что там такое движется в высокой траве, вышколенный секретарь немедленно подал ему бинокль. Президент поднес прибор к глазам, покрутил колесико настройки...

- Ах ты!!! АХ ТЫ цюрюк! - рявкнул Гарант.
- А-а-а, это Канис Люпус, волк обыкновенный или серый волк, - хладнокровно пояснил Лапочкин, - Обитает по всей территории России, где пока не истреблен. В общем, у нас ему исчезновение пока не грозит.
- Как вы можете так спокойно говорить! - возмутился Президент, - Он же подкрадывается к зайчику!
- Это естественно, - так же спокойно ответил охотовед, - Заяц - один из источников пищи...
- А вот хрен ему, - решительно сказал Гарант, - Эй, дружок, а ну ка дай сюда пистолет!

Вытащив "Стечкина" у ошалевшего охранника из кобуры, Президент не дожидаясь, пока катер причалит, перелез через борт и прыгнул в воду. Ответственные Лица, не зная, как реагировать на такой порыв всенародно Избранного, испуганно запереглядывались, Лапочкин вздохнул и прыгнул вслед за Гарантом. Почти одновременно за борт сиганули два охранника: один с пистолетом в руке, второй, на ходу сбросивший пиджак, закатывал рукава рубахи.



Волк осторожно, стараясь производить как можно больше шума, подкрадывался к зайцу. он начал находить своеобразное удовольствие в этой игре: нет, конечно, ужин ему не обломится, но в этой "охоте", когда один делает вид, будто ничего не замечает, а другой тоже изображает из себя идиота, было что-то необыкновенно смешное. Волки любят хорошую шутку (хотя большинство лесных обитателей находят их чувство юмора несколько черноватым), и сейчас он едва сдерживал лающий волчий смех. Серый даже перестал обращать внимание на затаившегося в кустах Тигра: ну да, ну сидит, сверкает желтыми глазищами. Да ну его, этого Зайца Волк и так есть не станет - игра уж больно хорошая. Серый уже напружинил лапы для последнего прыжка, прикидывая. как бы половчее перехватить зайца пастью, чтобы не придавить чересчур (а то и впрямь еще пойдут вчетвером тропить - от них ведь и в Китае не скроешься), когда с низу донесся металлический лязг. Этот звук Волк не перепутал бы ни с каким другим, как-то сразу заныла пробитая в бою с браконьерами лапа. Не веря, Волк посмотрел вниз: от берега к нему бежали четыре человека. Впереди короткими скачками несся невысокий мужик с повадками вожака, сзади трусили два здоровяка, последним бежал Лапочкин. Но Волк не смотрел на охотоведа, его глаза были прикованы к правой руке невысокого...

Пистолет Серый видел дважды, один раз у командира на Заставе, куда приходил к Берте проведать детей, другой раз у милиционера, что забирал на опушке обделавшихся, рыдающих браконьеров. Жена рассказывала Волку, что пистолет - это то же ружье, только поменьше, стреляет недалеко, но убить хватит. И сейчас Волк как завороженный смотрел, как маленький человек наводит черный ствол ему прямо в лоб...



- Подкрадывается, гадина! - пропыхтел Президент, поднимая пистолет, - Я тебя!

Лапочкин изо всех сил замахал Волку руками, но тот, похоже, не понял сигнала.

- Черт, да что же он не стреляет, - в сердцах крикнул Гарант.
- Предохранитель, господин Президент, - пробасил охранник с закатанными рукавами, - С предохранителя снимите!
- А! Точно! Сейчас!

Президент снял пистолет с предохранителя и снова начал целиться в замершего Волка, когда тишину леса разорвал тоскливый протяжный вой. гарант подпрыгнул и едва не выронил оружие, обернувшись, он яростно уставился на охотоведа, что запрокинул голову и выл, словно целая стая холодной и голодной февральской ночью.

- Виктор Михайлович, вы с ума сошли! - крикнул Президент.



"ШЕВЕЛИ-ЗАДНИЦЕЙ-МОХНАТЫЙ-ПРИДУРОК!" - эти слова, что врезались в память еще со щенячьего детства, привели Серого в чувство, он лихорадочно скосил глаза, прикидывая, куда отступить, когда невысокий человек снова поднял оружие. Грянул выстрел, и пуля срезала верхушку трехлетней березки в двух шагах от лобастой бошки.

- Да вы совсем обалдели! - заскулил Волк и припал к земле, - мы так не договаривались!

Что-то явно пошло не так, грохнуло еще два выстрела, а Лапочкин все выл по-волчьи, приказывая уходить немедленно.



- Виктор Михайлович, дав успокойтесь вы наконец, - крикнул Президент и в четвертый раз выстрелил туда, где шевелилась трава над залегшим волком.

Всем своим обликом Президент выражал крайне недобрые намерения ко всем Канисам Люпусам, что подкрадываются в траве к играющим зайцам. При одном взгляде на плотно сжатые губы и сощуренные глаза даже загнавшийся вконец Лось понял бы: этот человек явно, прямо и необыкновенно целеустремленно желает волку очень большого зла.

- Прошу прощения, - просипел сорвавший глотку охотовед, - Это я от избытка чувств.
- Никак не могу попасть, - пожаловался Гарант, - Саша! - обернулся он ко второму охраннику, - ну-ка, достань его!



Когда гигант в черной одежде потащил из кобуры второй пистолет, Волк понял, что пришла его смерть. Вожак стрелял хреново, но стоило посмотреть, как двигается этот, здоровый - и почему-то сразу становилось ясно: тут все закончится одним выстрелом. Бежать было поздно, и Волк громко затосковал.

- Серый!

Волк не сразу понял, кто кричит, но тут Косой заверещал снова.

- Серый, вали отсюда, я их отвлеку!

не веря своим глазам, Волк смотрел, как Заяц бросился навстречу людям. надежда метнулась перед ним белым оленьим хвостом, Серый вскочил и бросился в заросли. За спиной раздались ругательства, грянул выстрел, но пуля только обожгла кончик хвоста, а через секунду Волк уже прыгнул в балку.

- Сюда! - приказал невесть откуда взявшисйся Тигр, и Волк послушно поскакал за ним, прочь, от этого страшного берега.



- Удивительно, - сказал сияющий Президент, - как он догадался, что мы хотим его спасти?

На руках у Гаранта сидел, поджав лапы, Заяц, и изо всех сил старался походить на Кролика: пушистого, трогательного и беззащитного.

- Ну-у-у, Зайцы гораздо умнее, чем можно подумать, - объяснил Лапочкин, и немедленно красиво соврал, - Помню, ехали мы как-то по дороге на УАЗике, так один заяц, за которым гналась рысь, прыгнул нам прямо в открытое окно!
- Поразительно, - удивился Президент, - А можно его взять в Москву. Успокойся, успокойся маленький, волк уже ушел.

Заяц. которого при последних словах Гаранта начала бить крупная дрожь, умоляюще посмотрел на охотоведа.

- Не стоит, господин Президент, - мягко сказал Лапочкин, - Это не кролик, это дикий зверь, и как бы вы ни окружали его заботой, он все равно будет тосковать по тайге...
- Жаль, жаль, - вздохнул Гарант и опустил Зайца на землю, - Беги, маленький.

Он проводил Зайца взглядом и улыбнулся:

- В детстве мечтал помочь зайцу из "Ну Погоди!" - и смотри, как все обернулось. Ладно, господа, вернемся-ка мы на катер, надо переобуться.



Заяц и Тигр провожали взглядом уходящий корабль, рядом лежал все еще вздрагивающий Волк.

- А чего ты с ним в Москву не поплыл? - спросил Тигр.
- А ты чего не поплыл? - ответил вопросом на вопрос Заяц.
- Ну, у меня все-таки положение несколько другое, - усмехнулся Полосатый, - а тебя здесь все гоняют...
- Да ну их, - махнул лапой Длинноухий, - Сегодня "Заинька", а завтра, чего доброго, в суп. Здесь я хоть и бегаю ото всех, но сам по себе.
- Хм-м-м, - Тигр задумчиво лизнул переднюю лапу, - Знаешь, в чем-то ты прав.

Часть 5.
- Теперь все зависит от тебя, - заметил Тигр.
- И что же такое от меня зависит? - огрызнулся Медведь.
- Ты еще можешь все испортить, - едко, но сдержанно пояснил Тигр.
- Да пошел ты, - махнул лапой Топтыгин.

Он отвернулся и, тяжело переваливаясь, поднялся на вершину сопочки, южный склон которй сбегал к Амуру. Уже подходя к огромной дуплистой березе, в которой Лапочкин спрятал пять кило меда в сотах, Косолапый вдруг спохватился: да ведь он стоит к Тигру спиной! Сам подставился! Шерсть на загривке встала дыбом, затылок, открытый для страшных зубов, свело холодом. Медведь напряг лапы, и уже начал было разворачиваться, когда справа (а совсем не сзади!) донеслось насмешливое:

- Не дури, я тебе сегодня не враг, даю слово.

Косолапый расслабился - тигры слово держат, это знает каждый. Медведь глубоко вздохнул и подошел к березе. Поднявшись на задние лапы, Топтыгин вдруг подумал: а зачем ему это все? Хозяин Тайги чувствовал, что стареет. Уши и нос уже не ведут Тигра, раньше он чувствовал Полосатого, сейчас же наглый кот может издеваться над ним, как хочет. В открытой схватке они еще потягаются, но за Амбой всегда будет выгода первого удара. Пока что Медведь был в полной медвежьей силе. но года через три-четыре мощь пойдет на убыль, затупятся когти и клыки, станет тяжело набирать жир на зиму. Медвежий век короток, много короче человечьего. Так для чего ему, Топтыгину Михайле Потапычу, валять дурака на потеху высоким московским гостем? Даже если Президент сделает эти земли заповедными, во что, если честно, не верилось, какое ему, Медведю, до этого дело? Ради детей, что ли? Так медведи о своих детях особо не заботятся, а некоторые, чего греха таить, еще и давят при удобном случае.

Топтыгин задумчиво скребанул по березовому стволу когтями, оставивив пять глубоких, устрашающе ровных полос. Он посмотрел на великую реку, что текла неспешно к далекому океану, потом тяжело развернулся и взглянул на далекие сопки, поросшие густым лесом. Далше начинались горы - каменистые осыпи, склоны, укрытые кедровым стлаником. По большому счету Косолапому на это все было глубоко наплевать, и все же... Он снова проскреб по березе - теперь по обеим сторонам дупла красовались аккуратные, (куда там Тигру!), отметины. Лапочкин сказал, что в заповедник посторонних больше не пустят. А значит, люди из города не будут приезжать в тайгу на своих вонючих джипах. Не будут обдирать грабилками ягоду, выкапывать вкусный женшень, перестанут стрелять кабанов. Медведь вспомнил, как три года назад, переходя с детства знакомый лесной ручей, напоролся лапой на разбитую бутылку, что притаилась коварно в воде, прозрачная в прозрачном, так что и не заметишь. Пятка заживала долго, из-за этого поздно лег в берлогу, и жира до конца зимы не хватило. Топтыгин вспомнил те лютые дни в конце марта - начале апреля, когда он, обезумевший от голода, шатался по лесу, и если бы не умница Лапочкин, что подстрелил и выложил на тропе кабана, а потом второго - быть беде... Если утвердят в этих лесах заповедник - то оставшиеся годы свои Медведь проживет спокойно. Сколько бы этих годов не осталось.

Топтыгин решительно мотнул головой и встал на задние лапы - из-за мыса уже показалась первая большая лодка.


- Виктор Михайлович, это ведь Бурый Медведь? - спросил Президент.
- Именно, - кивнул кандидат наук, - Как видите, он действительно коричневый, кроме того, этот зверь гораздо крупнее черного, или гималайского медведя.
- А у вас и гималайский водится? - удивился Гарант.
- У нас даже леопард иногда кое-где водится, - ответил Лапочкин, - По-крайней мере, мы очень стараемся.
- В каком смысле? - не понял Президент.
- Масса народу делает все, чтобы Дальневосточный Леопард больше никогда и нигде не водился, - горько сказал охотовед.
- Безобразие, - возмутился Президент, - Разве он не занесен в Красную Книгу?
- Занесен, - кивнул Лапочкин, - Бывает, поймаем такого со шкурой и спросим его строго: "Разве вы не знаете, уважаемый браконьер, что Дальневосточный Леопард занесен в Красную Книгу? Неужели вам не капельки не стыдно?"

У Президента хватило такта промолчать. Он поднял бинокль и принялся разглядывать медведя.

- Интересно, - пробормотал он, - Я его как-то иначе представлял.
- В каком смысле: "иначе"? - осторожно спросил Лапочин.
- Ну, таким, увальнем, что ли, - сказал Президент, - Знаете: круглая голова, неуклюжий... А у этого и морда вытянутая, и двигается как-то...

Лапочкин выругался про себя: Топтыгин, похоже, забыл, все что ему говорил охотовед.

Вообще говоря, даже нагулявший жир медведь редко смотрится таким уж увальнем, а уж матерый зверь - и подавно. Наверное, здесь виноваты мультфильмы, в которых Топтыгина всегда изображают неуклюжим добродушным идиотом. Это было бы полбеды, беда в том, что люди, почему-то, путают мультфильмы с реальностью. А реальный медведь - это триста килограмм смерти, способные обогнать на рывке мотоцикл. Косолапость зверю совсем не мешает, он умен, осторожен, и часто нападает без предупреждения. От медведей в лесу людей гибнет - куда там тиграм. И все равно, каждый год всякие идиоты, встретив в тайге Хозяина, вместо того, чтобы осторожно отступить, лезут с фотоаппаратами, норовят подойти поближе, некоторые даже к медведице с медвежатами пристают...

По уговору Топтыгин должен был потешно доставать из дупла соты с медом, затем, усевшись на задницу, с аппетитом их жрать, в общем, вести себя так, как положено мультяшном медведю. Вместо этого Михайло Потапыч пристально и как-то оценивающе смотрел на подходящую к берегу лодку. Нет, конечно он при этом стоял на задних лапах, но ничего забавного в этой позе не было. Лапочкин поежился: Медведь бял явно не в духе, не дай бог, Гарант захочет...

- К берегу! - скомандовал Президент.
- О, черт, - выругался охотовед.
- Что-то не так? - поднял бровь Гарант.
- Господин Президент, - решился, наконец, Лапочкин, - При всем уважении, должен сказать: вы ведете себя безрассудно. Звери есть звери, к ним нельзя относиться так же, как к людям! Вы испытываете их терпение, при этом опасности подвергаются они, а не вы!

На катер свинцовой плитой рухнула оглушающая тишина. "Все, сорвался", - тоскливо подумал кандидат наук, - "Хана заповеднику". Президент вздохнул, потер лоб и вдруг улыбнулся:

- Виктор Михайлович, я вас очень хорошо понимаю. Думаю, мне еще предстоить помотать нервы очень многим людям. Но я почему-то... Мне кажется, что все будет хорошо. ну могу я исполнить одну маленькую прихоть?

Лапушкин махнул рукой:

- Воля ваша, только первым к медведю подойду я.
- Хорошо, - кивнул Президент.



Медведь пристально наблюдал за сошедшими на берег людьми. Тигр не соврал: с лодки сошли четверо - маленький вожак, два здоровых мужика, судя по всему - очень опасных, и Михалыч. Но вот дальше все пошло по другому: первым к нему пошел Лапочкин, вожак и его силачи остались внизу. Раздражение, что росло все утро в медвежьей груди, понемногу улеглось. Лапочкин выглядел странно без привычного рюкзака, штормовки и брезентовых штанов, хотя сапоги, вроде бы, остались на месте. Медведь вдруг вспомнил, как однажды, еще в молодости, спер один такой у залетных геологов. Помнится, резина оказалась ужасно невкусной.

- Здорово, Михалыч, - рыкнул Хозяин Тайги.
- Слушай, мы же догововаривались, - взволнованный Лапочкин забыл поздоровался.
- А что такое-то? - удивился Медведь.
- Соты, дупло, добродушный вид - не помнишь? - спросил охотовед.
- Э-э-э, задумался, - соврал Медведь.

Ему очень хотелось послать наглого зоолога подальше, останавливала только мысль о том, что Тигр обязательно начнет насмехаться. Да и, если уж совсем честно, человек старается для них.

- Паршиво, - вздохнул Лапочкин.
- А сейчас уже поздно, что ли? - осторожно спросил Медведь.
- Сейчас будет несколько неестественно, - едко заметил охотовед, - Ладно, тут такое дело. Президент хочет подойти к тебе поближе, ну, как к Тигру.
- Ну так пусть подходит, - отваетил Топтыгин.
- Пусть, - Лапочкин некоторое время глядел в землю, потом вдруг поднял лицо и впервые за все время их знакомства посмотрел Медведю в глаза, - Дай слово, что не поднимешь на него лапу!

У зверей прямой и пристальный взгляд означает вызов: "Я тебя не боюсь, хочешь - померяемся силами". Медведь знал, что и Лапочкину это хорошо известно. От кого-то другого Хозяин такой наглости не снес бы, но охотовед был свой, таежный человек. Лапочкина уважали даже местные, что потихоньку начали возвращаться из городов на Амур, ставить поселки, чтобы жить, как их далекие предки.

- Вот мое слово: лапу на него не подниму, - твердо ответил Медведь, - Только ты ему намекни, чтобы не наглел. И чтобы "првед!" не показывал.
- Хорошо, - сказал Лапочкин, и пятясь, спустился по склону.


- А зачем вы на него рычали? - Президент смотрел на охотоведа круглыми глазами, - Вы что, его понимаете?
- Отчасти, - соврал Лапочкин.
- А зачем пятились?
- Чтобы показать, что я его уважаю, - объяснил кандилдат наук, - В общем, господин Президент, вы можете к нему подойти, но следует соблюдать определенные правила. Первое: это настоящий, живой медведь, а не зверек из мультика, помните об этом. Второе: не смотрите ему в глаза - это означает вызов. Третье: ни в коем случае не делайте "превед"!
- Хорошо, - кивнул Гарант, - А почему "превед" ни в коем случае?
- Потому что медведи страшно не любят, когда им говорят "превед", - ответил Лапочкин.


Медведь с любопытством смотрел на поднимающегося по склону человека. Здоровяки остались внизу, но Медведь не обольщался: судя по рассказу Тигра, эти ребята были очень опасны. Вожак людей остановился в четырех метрах от Хозяина Тайги. Он стоял прямо, опустив руки по бокам, и внимательно смотрел на Топтыгина, избегая, при этом, встречаться взглядом. "Лапочкин предупредил", - усмехнулся про себя Медведь. Странно, но этот человек начинал ему нравиться - он держался вежливо, но с достоинством, не лез знакомиться, и, главное, не поднимал руки и не кричал это идиотское слово.

Молчание затягивалось, Президент впервые понял: он не знает, что сказать. Рысь со своими детенышами была очаровательна, Тигр подавлял величием, заяц казался трогательным а волк, как и положено волку - коварным. А вот для медведя подходящий эпитет подобрать не получалось. Не сказать, чтобы красивый, уж точно не очаровательный, вряд ли коварный - Медведь просто был. Его спокойная, невозмутимая морда не выражала ничего: ни расположения, ни угрозы. Лапочкин говорил - это из-за того, что у медведей не развиты мышцы, отвечающие за мимику, но Президент вдруг подумал: на самом деле Топтыгин просто крепко себе на уме. Огромные лапы с длинными, очень длинными когтями, тяжелая пасть, маленькие, сонные глазки... Теперь идея подойти и познакомиться с Медведем поближе казалась, мягко говоря, неудачной.

Медведь чувствовал, что человеку неуютно. Вожак людей переминался с ноги на ногу, глядел по сторонам и, судя по запаху, начал неудержимо потеть. Топтыгин вздохнул, и, наклонив огромную морду, спросил:

- Эй, мужик, ты мед будешь?



Они сидели рядом на бревне и уплетали соты с прозрачным, пахнушим цветами медом. Михалыч не поскупился, купив с незнатной своей зарплаты даже не пять, а семь килограмм первоклассного лакомства. Медведь, довольно урча, отхватывал огромные куски, мед тек по рылу, капал на грудь. Откуда-то уже прилетели первые осы и закружились вокруг Топтыгина, но тот не обращал внимания на вредных насекомых. Человек ел скромнее, он скинул черную верхнюю одежду, оставшись в нижней белой со смешной тряпочкой на груди, и аккуратно откусывал от своего куска.

- А как получилось, что вы говорите по... По нашему? - спросил Гарант.
- Это, м-м-м, я когда ем, то вроде как нем, - ответил Медведь, откусил еще один кусок, проглотил и добавил, - И глух.

Человек кивнул и вернулся к своему куску. Наконец, управившись с лакомством (вожак людей свою долю доесть не смог и отдал ее Медведю), Топтыгин сыто рыгнул и сказал:

- Вот теперь можно и поговорить.

Человек помолчал, затем спросил:

- А почему Хозяином Тайги называют вас, а не Тигра.
- Слушай, давай на "ты", - махнул лапой Медведь, - Понимаешь, э-э-э, тут вот какое дело. Тигр для человека - он вроде как чужой.
- В каком смысле? - удивился человек.
- Да в самом прямом. Мы, медведи, для человека привычны. Местные вообще думают, что люди и медведи - родня. Мол, если человек с медведицей зиму в берлоге поспит, то сам в Медведя превратится. Ну и якобы от медведя у бабы дети могут быть.
- Э-э-э, а это не так? - не поймешь, то ли в шутку, то ли всерьез спросил вожак людей.
- Не знаю, не пробовал, - сухо ответил Топтыгин, - В общем, на нас даже охотиться можно, только по правилам: саблей не рубить, костей не ломать, ваше копье да нож против наших лап и клыков.
- А Тигр?
- Тигр... - Медведь помолчал, - тигр - это Амба, злой дух. Его убивать нельзя, только если он сам нападает. Есть закон: пока Тигр не трогает человека, человек не трогает Тигра. Раньше, по-крайней мере, так было.
- Интересно, а почему так? - поинтересовался мужик.
- Ну, видишь ли, - Медведь почесал лапой огромный черный нос, - У Тигра есть стиль, чего уж там. Красив, стервец, ничего не скажешь. Как это у вас говорят - гламурный.
- Как-как? - человек, похоже, поперхнулся и закашлялся.
- Ну-у-у, гламурный, - неуверенно повторил Медведь, - Так Михалыч про него говорит. Ну и рычит, конечно, зараза, мощно. Я вот, сколько не реву - разве что тех, кто рядом, напугаю. А ему стоит только вдалеке поорать - и у вас уже от штанов дух тяжелый идет.

Президент согласно кивнул: он помнил это ощущение обессиливающего ужаса, испытанное от тигриного рева. Да, рык Амбы ни с чем не спутаешь. С другой стороны, он ведь не слышал, как ревет Медведь, хотя, может оно и к лучшему.

- Правда через это Тигр и страдает, - с некоторым злорадством продолжил Медведь, - Ханьцы - они же дурные. Думают, если сожрать печень Тигра - станешь храбрым, как Тигр. Съешь, хм-м-м, понятно что - станешь, вроде как, неутомимым. У них Полосатый весь в дело идет. А мы что? Только на жир, разве что.
- А как у вас с Тигром? - осторожно спросил человек.

Медведь помолчал.

- Ну, как... Если год хороший, то нам, в общем-то, делить нечего, - Топтыгин прихлопнул самую наглую осу, - Кабанов обоим хватит, да у меня еще ягоды, орехи, жуки всякие. А зимой я сплю - все свиньи его. Вот если год неурожайный, или я раньше времени из берлоги встану... ВОт тогда - или он, или я. Конфликт хозяйствующих субъектов.
- Все, как у людей, - вздохнул человек.
- Тоже друг друга едите? - поинтересовался Медведь.
- Едим, - кивнул мужик, - Только нам без разницы - хороший год, или плохой.
- Поди ж ты, - знающе покачал головой Медведь.

О том, что и Тигры, и Медведи, при первой возможности давят друг у друга детенышей, Косолапый упоминать не стал, дабы не нарушать общего положительного впечатления от звериной мудрости и сдержанности.

- Значит, от браконьеров страдаете? - перевел разговор человек.
- И от них тоже, - кивнул Медведь, - Но с ними попроще. Его, браконьера. никто искать не будет, так что главное подобрать аккуратно, чтобы следов не осталось.
- Да, я слышал, - закивал вожак людей, - "Тайга - закон, медведь - прокурор".
- ну, в общем, так, - согласился Топтыгин, - Исполняющий обязанности прокурора. ну и прочие обязанности тоже. Мы, правда, из уважения к Михалычу так стараемся не делать.
- А я вот слышал вы тут недавно с какой-то бандой разобрались? - с невинным видом поинтересовался человек.
- Было дело, - степенно кивнул Медведь и потер рваное ухо, - Но там ведь как вышло? Одного кабаны в этот, в гумус вернули, как Тигр говорит. Второй сам с дерева упал, Ирис его лапой не тронул. А двоих Лоси затоптали. А мы тут ни при чем.
- Ни при чем? - удивился человек.
- Угу. Ведь тут смотри какой подход: если Тигр, Медведь или Волк человека задерут - то это людоедство, статья расстрельная, - вздохнул Топтыгин, - Найдут, хоть ты до Байкала убеги. А если кабаны кого втопчут - то тут никто и не виноват вроде. Кабан же, он ведь что? Он - стихия. Бедствие, в смысле. Стихийное. КОгда бежит дуриком куда-то. Да еще всем стадом.

Он опять помолчал.

- Нам бы не браконьеров, нам бы тех, кто законно все делает, поприжать. С браконьерами мы уж как-нибудь сами, да вот Михалыч поможет, да погранцы - они там старой закалки, до сих пор на заставе фуражку Карацупы да ошейник Индуса хранят, выдают в качестве поощрения самым заслуженным...
- Что значит: "законно"? - переспросил человек.
- А вот то и значит: взять да лиственницу вырубить - несколько квадратных километров. или еще чего освоить грамотным хозяйствованием. Хорошо хоть - нефти у нас нет. А то бы вообще кранты.
- Да-а-а, - протянул человек, - Ладно, что могу - сделаю.
- ну, спасибо, - Медведь шумно поднялся на задние лапы, не обращая внимания на двух здоровяков внизу, что согласно дернулись, как видно - за оружием, - Вот за это - благодарствуем!

Огромный, трехметровый Медведь согнулся пополам, да так и опустился на все четыре лапы.

- Ладно, я поплыву, пожалуй, - сказал человек.

Он встал, и вдруг поклонился в ответ. Затем повернулся, и, не оглядваясь, пошел вниз. Медведь посмотрел ему вслед, покачал большой головой, и неторопливо побрел в чащу.

- Смотри-ка, не облажался, - сказал выросший как из под земли Тигр, - О чем вы с ним говорили-то?
- О чем? - Медведь усмехнулся, - О разном. В том числе и о тебе.

Оставив за спиной ошарашенного ПОлосатого, Хозяин Тайги побрел прочь от берега.


***

- Ну так что, - спросил Заяц, - Чем кончилось? Будет у нас заповедник?

Гарант улетел в Москву два дня назад, но Лапочкин только сегодня смог вырваться в тайгу. Стянув ненавистный костюм, охотовед облачился в привычные свитер и штормовку, по которым его уже много лет узнавали и звери и люди. Лапочкин сел на пень и обвел взглядом собравшихся: тут были и Медведь, и Тигр, и ВОлк, и Заяц, в общем, все, даже Лоси пришли.

- Значит так, - устало ответил он, - Про заповедник пока неясно, указ Президент еще не написал, сейчас все в проработке. Но порубки леса у нас запретили.

Над поляной повисло неловкое молчание, затем Волк неуверенно сказал:

- ну, хоть что-то... Не сразу же все.
- Да я, собственно, и не сомневалась, - фыркнула Рыся, - Заповедник, ха! Ладно, я пошла, меня дети ждут.
- Пойдум, мой ушастый длиннолапый друг, - сказал Лось и, развернувшись, зашагал прочь.

Заяц покачал ушами, посмотрел на охотоведа, и ускакал вслед за Лосем. Вскоре, на поляне остались только Лапочкин, Тигр и Медведь. Кандидат наук закрыл глаза и прислонился к спиной к торчащему над пнем обломку ствола. На Лапочкина навалилась вдруг такая усталость, словно все годы, проведенные в тайге, разом упали на плечи. Этот лес был для него больше чем домом - он стал его жизнью. Лапочкин дрался за него в 90-е, когда на дальнем Востоке не было ни власти, ни закона, и единственную помощь могли оказать одни лишь пограничники, хранившие, по старой памяти, верность давно ушедшим идеалам. Там, на заставе, охотовед прятал семью, когда становилось совсем тяжело. В какие только двери он не стучался! Какие пороги не обивал! Звери считали его своим. Милиционеры - то ли психом, то ли святым. Корреспонденты, что иногда делали с его помощью ужасно злободневные и смелые репортажи за спиной крутили пальцем у виска. А народы, жившие здесь еще до прихода Ерофея Хабарова, почитали Лапочкина духом, шаманом-хранителем. Охотовед искренне надеялся, что ему удастся превратить этот удивительный, волшебный край в заповедник. Разве мало в России мест, где можно рубить лес и прокладывать дороги? Но такого леса, как этот, больше нет...

Внезапно две тяжелые лапы легли на плечи охотоведа, и он открыл глаза. Перед ним, плечо к плечу, сидели Тигр и Медведь.

- Ты вот что, Михалыч, - хрипло сказал Топтыгин, - Ты не печалься. Мы тебя уважаем. И всегдав уважали. Мне еще мамка тебя уважать наказывала. Мы то знаем, как ты за нас стоишь.
- Не вышло в этот раз - в другой раз получится, - зевнул Тигр, - Да и вожак этот ваш - не такой плохой.
- Да, мужик не без приятственности, - кивнул Медведь, - Так что ты не горюй - ты все что мог сделал.
- Да ладно, братцы, вы чего, - расстроганно забормотал Лапочкин.
- А ничего, - совершенно по-кошачьи ухмыльнулся Полосатый, - Да, тут у моей второй жены, у Румбы, тигрята подрастают. Если хочешь - организую встречу, проведешь, так сказать, фотосессию. Она у меня женщина спокойная. Ладно, бывай.
- Бывай, Михалыч.

Звери, развернувшись, плечо ушли в тайгу.

Пройдя метров триста, Тигр и Медведь остановились и, осторожно косясь друг на друга, разошлись на безопасное расстояние.

- Ну что, значит не получилось? - сказал, словно сам себе, Медведь.
- Да не начинай ты снова, - поморщился Тигр, - Ну не помог нам добрый вожак, что теперь, не жить больше? Ты лучше вот что скажи: на солонцы сегодня олени придут, ты там охотиться будешь?
- Не, - помотал головой Топтыгин, - Я уже жир нагулял, олень для меня слишком резвый теперь.
- Вот и хорошо, - кивнул Тигр, - Стало быть, я туда пойду.
- А я, на всякий случай говорю, - ответил Медведь, - У старой дороги буду, там, вроде бы, секача-одинца видели.
- Ну... - Тигр запнулся, - Удачи, в общем.
- И тебе.

И два Хозяина пошли в Тайгу - каждый в свою сторону.

Амурские звери, губернаторы и блоггеры
- Ну что, сколько их там? - нетерпеливо спросил Тигр.
- Ты... Прыткий такой...

медведь с трудом вытолкнул тяжелый плот на берег. Дно здесь было илистое, и Косолапый, с отвычки, запыхался. Он по-человечьи сел на камень, тяжелые бока, облепленные мокрой бурой шерстью, ходили ходуном.

- Взял бы, да помог, что ли? - сказал, наконец, он.

Тигр молча спустился с обрыва, прихватил первого человека за плечо и забросил себе на спину.

- Ты это, поосторожней, - заметил Медведь, - Сперва разобраться надо.
- Пеф фоплифых фкольфко, - гордо ответил Тигр и одним прыжком взлетел на обрыв.

Сбросив тело на землю, он строго посмотрел на высунувшего язык Волка:

- Смотри у меня, Серый, чтобы ни кусочка! Понял?
- Не боись, мы присмотрим, - насмешливо мяукнули сверху.
- Присмотрим-присмотрим!
- Точно присмотрим!
- Ага-ага.

Тигр фыркнул в усы. Ириска, Крыска, Риск и Рэмбо заметно выросли и догуливали с матерью последние месяцы. Скоро молодые рыси разойдутся по тайге - искать своей доли, но пока они еще вместе, и усталая, исхудавшая мать присматривает за ними сверху.

- Да я что, я ничего, - пробормотал Волк, косясь на распростертого на земле мокрого человека, - А это точно те? Эй, Енот, сколько их было?

На скале, над самым обрывом, Енот, пыхтя, разворачивал антенну спутникового интернета.

- Сейчас-сейчас, - пропыхтел зверек, - Заяц, подержи там!

Наконец, антенна была развернута и Енот включил ноутбук. Комплект связи был подарен Медведю в прошлом году по личному распоряжению Президента. Поскольку Енот - единственный в лесу - имел пальцы, которыми можно было давить на клавиши, ответственным за связь назначили его.

- Сейчас-сейчас, - бормотал Енот, - Сейчас подгрузится... Сколько их там?
- Шестеро, ответил Тигр, укладывая последнего на траву.

Следом за гигантским котом на обрыв тяжело вскарабкался Медведь.

- На, читай, - сказал Енот, разворачивая к нему экран ноутбука.
- Та-а-ак, - Медведь, подслеповато щурясь, уставился в экран, - Угу. Вот эту иконку щелкни два раза. Да. А теперь третью строчку сверху... Так. "Губернатор, два охранника, секретарша и двое гостей". Тигр, там самка есть?

Тигр осторожно перевернул одного человека, затем другого.

- Да есть! Вот эта, кажется, у нее шерсть на голове длинная. И сосцы вон какие здоровые, видно, окотилась недавно.
- Дурак, у людей всегда так, - заметила Рыся, спрыгивая кедра, - Значит - Губернатор?

Рысь нехорошо оскалилась.

- Сейчас посмотрим, - ответил Медведь, - Енот, покрути колесико вверх. Вот на этот рисунок щелкни, чтобы увеличить.

Енот послушно увеличил картинку.

- Та-а-ак, Губернатор, стало быть... Эти, которые здоровые, похоже - охрана. Остаются двое.

Косолапый подошел к лежащим людям и потрогал одного лапой.

- Енот, посмотри у него за пазухой, документы есть?

Енот засунул маленькую ручку за отворот куртки одного из людей - высокого, почти совсем без шерсти на голове.

- Что-то есть, - сказал он, вытаскивая промокшую книжку, - Только слиплось все.
- А ведь я его где-то видел, - заметил вдруг Тигр.
- Где? - насторожился Медведь.
- Сейчас-сейчас... - Тигр досадливо отмахнулся, - Не мешай вспоминать...
- Он к Михалычу приезжал, - сказал вдруг Заяц, - Помните, летом? Руками махал...
- Точно, - Тигр так хлопнул лапой по земле, что все, кроме Медведя, подпрыгнули, - Это ре-жи-сер!
- Кто? - озадаченно переспросил Медведь.
- Это такой человек, который делает кино, - пояснил Тигр.
- Как на Дискавери Ченел? - уточнил Медведь.
- Вроде того, только про людей. Михалыч говорил - этот собирается про Дерсу Узала у нас кино снимать?
- Про Дерсу Узала? - Медведь с уважением посмотрел на человека.

Книгу Арсеньева ему три года назад прочитал Лапочкин, признавшийся, что именно из-за нее он решил стать зоологом.
- Так это полезный человек, выходит!
- Не знаю, - помотал мордой Тигр, - Михалыч сказал: у этого, что ни снимает, говно получается.
- Про Дерсу Узала не может получиться говно, - убежденно ответил Медведь, - Значит так, что мы имеем? Губернатор погиб в борьбе со стихией...
- Миша, он, вроде бы, дышит? - заметил Енот, осторожно тыкая в губернатора лапкой.
- Тебе показалось, - лениво заметил Тигр.
- Правда?

Енот с сомнением посмотрел на человека, затем повернулся к Медведю.

- Конечно, показалось, - Медведь ласково улыбнулся маленькому зверьку и осторожно погладил его по голове, - Видишь, он уже и окоченел совсем.
- Вот судьба-злодейка, - вздохнул, глядя в сторону, Волк, - Только человек подписал десять квадратов на порубку - и на тебе, утонул.
- Никто не избегнет Колеса Дхармы, - заметил Тигр, и потащил утопленника в кусты.
- Аминь, - добавила Рыся.

Из кустов раздался влажный хруст и на поляну вернулся, облизываясь, Тигр:

- Вот теперь точно утонул. Серый, проследишь потом.
- Есть! - вытянулся Волк, - Я ребят позову...
- Но потом, - строго заметил Медведь, - кто дальше?
- Охранники, - сказал Волк, облизываясь.
- Они подневольные, что с них взять? - махнул лапой Медведь, - Выплыли, вон какие здоровые.
- Сек-ре-тар-ша? - выговорил Серый.
- Постыдился бы, - мяукнула Рыся, - Самку не дам - из женской солидарности. Ее вынес на берег один из охранников, вон тот, помоложе. И между ними вспыхнула всепоглощающая случка.
- Хм-м-м, - Медведь принюхался, - Да у нее даже течки нет.
- Темнота, - снисходительно заметила кошка, - Людям это не нужно. Они в любое время могут.
- Фу, - поморщился Тигр, - отвратительно.
- Ладно, Секретарша тоже выплыла, - подвел итог Медведь. Режиссера я не дам - пусть снимает про Дерсу, Дерсу хороший. Режиссера спас второй охранник, говорят, у них это не редкость...
- Ну так что, только один утонул, что ли? - заскулил Волк, - Это нечестно, нам с пацанами его и на один раз не хватит.
- Погоди, сейчас с последним решим, - сказал Тигр.
- Да ну, он какой-то дохлый весь, - поморщился Волк.
- Серый, дареному коню в зубы не смотрят, - наставительно заметил Медведь, - Значит так, спасенных вон туда оттащите, солнышко выйдет - сами очухаются. А с этим я поговорю. Посмотрим, утонул он или нет.

Последний пока-еще-не-спасшийся с трудом открыл глаза и тут же закрыл их обратно.

- Слышь, ты, кончай придуриваться, - проворчал Медведь и тронул человека лапой.

Человек открыл один глаз, потом второй, потом судорожно сглотнул:

- А вы... Медведь? - осторожно спросил он.

Топтыгин склонил голову на бок:

- Ну а кто, по-твоему?
- А я про вас читал, - несколько ободрившись, сказал человек, - в Интернете...
- Ты это, - Медведь аккуратно ткнул "утопленника" когтем, отчего тот смешно привзвизгнул, - Ты что с этими, - он мотнул тяжелой башкой в сторону плота, на которм сохли Режиссер, Секретарша и Охранники, - Делал? Передавали, что на катере, который утонул, было шесть человек. Пятерых мы, вроде, определили. А ты кто?
- А где Николай Эммануилович? - замотал вдруг головой спасенный.
- Утонул, - жестко ответил Медведь, - Совсем. Речь о тебе. Ты что за хрен с бугра, что с губернатором на катере ездишь?
- Я журналист, - ответил человек.
- Журналист?
- Ну... Сетевой журналист.

Воцарилось неловкое молчание.

- По рыбалке, что ли? - озадаченно спросил Медведь.
- Нет, ну я для интернета пишу. Я блоггер.
- Кто? - обалдело спросил Топтыгин.
- Блоггер, - пояснил человек, - Я пишу.
- ЧТо пишешь? - удивился Медведь.
- Да все, - пожал плечами человек.
- А живешь с чего? - не отставал Хозяин Леса.
- Да вот с этого же, - удивился такой непонятливости человек.
- Не-не-не, так не бывает, - помотал головой Топтыгин, - Каждый что-то делает и кем-то работает. Я вот - Медведь, он - Тигр, Лапочкнин - наш Зоолог, покойный был губернатор. А ты кто?
- Да блоггер я! - удивился в очередной раз такой непонятливости человек.
- Послушай, парень, у нас тут не такая уж глушь, - заметил Медведь, - Выход в Интернет есть. Рыся ведет страничку про своих детей. Тигр постит свои фотки, где попало, я, бывает, в комментах сру, если время есть. Но я при том работаю Медведем, Тигр - Тигром, Рыся - мать-одиночка. Каждый при деле. А ты?
- Ну, знаете, - возмутился человек, - Я, между прочим, формирую информационное поле! Я распространяю информацию и создаю ценный контент!
- Ничего не понял, - помотал головой Медведь, - Ладно, второй вопрос: что ты делал на катере у губернатора?
- Ну-у-у, в связи с подписанным межправительственным согалшением об ограниченной вырубке не представляющего ценности кедра в интересах бюджета края и вообще, Николай Эммануилович пригласил меня в эту поездку для того, чтобы осветить проблему и сформировать правильный взгляд на нее.
- У кого "сформировать"? - тихо спросил Медведь.
- Вообще сформировать, - гордо скащал человек, - В интересах!
- Понятно, - кивнул Медведь.

Топтыгин тяжело поднялся и пошел к скале.

- Енот, набери Лапочкина, скажи: спасательный плот нашли, четверо уцелели.
- Четверо? - переспросил Енот.
- Четверо? - поднял бровь Тигр.
- Хоть объяснил бы, - мяукнула Рысь.
- А чего тут объяснять, - покачал головой Медведь, - Чудеса случаются. Вроде бы и говно, ан, утонул. Серый, проследи

На этот раз сопливое
- Миш, Ми-и-и-иша! - Медведь почувствовал, что его тянут за ухо и окончательно проснулся.

"Старею", - подумал Косолапый, переворачиваясь на бок, - "Вот еще года два назад он бы так ко мне не подобрался".

Перед ним сидел, высунув язык, старый знакомый - Волк. Серый был явно чем-то взволнован, он перебирал передними лапами, хвост метался из стороны в сторону, бока ходили ходуном.

- Будешь так подкрадываться - пришибу спросонья, - буркнул Медведь.

Вообще говоря, летом серые медведям не враги - в это время стаи разбиваются на пары, чтобы произвести на свет новых волчат. Впрочем, данному конкретному Волку Топтыгин доверял, как самому себе - слишком много им довелось пережить вместе. Спускаясь к воде, Михайло Потапыч вдруг понял, как сильно изменилась тайга за последние десять лет. Жизнь мчалась вперед сумасшедшими скачками - чтобы выжить, приходилось эволюционировать.

Подозвав свистом Ондатру, Топтыгин обстоятельно почистил зубы, отпустил потрепанного зверька обратно в Амур и повернулся к Волку:

- Ну, что там у тебя? - недовольно спросил Медведь.

Волк, приплясывая, метался вдоль кромки воды, слегка поскуливая, и Михайло Потапыч вдруг почувствовал, как в животе заворочались нехорошие предчувствия. Серый был чем-то очень, очень взволнован, но принюхавшись, Медведь с облегчением понял, что страха Волк не испытывает. Предчувствие из живота, впрочем, не уходило, и Медведь подумал, что, пожалуй, эту оленью тушу он передержал - мясо следовало съесть еще неделю назад, а теперь пристрастие к тонкому ароматом и нежному вкусу тухлятины обернулось бурлением в кишках.

- Слушай, Миша, тут у нас такое! - от избытка чувств Волк трижды крутанулся на месте, - Идем скорей!
- Да в чем дело-то? - уже с интересом повторил вопрос Топтыгин.
- Пойдем, сам увидишь! - ответил Серый.
- Ну, смотри, - для порядка погрозил Медведь, - Если ерунда какая-то - уши надеру!



Идти пришлось довольно долго, Волк вел Топтыгина от реки, через сопки, пока Хозяин Тайги не начал ощущать в воздухе еле уловимый запах горелого бензина. Где-то впереди, очень далеко послышалось гудение, и Медведь резко остановился:

- Ты что, к шоссе меня ведешь, что ли?
- Ну да, - ответил Волк, - Давай, тут близко уже.
- Ты с ума сошел? - Топтыгин сел на задницу, - Что я там забыл? Еще пальнут из машины на ходу для забавы!

Серый уже чуть не подпрыгивал на месте:

- Да мы уже почти пришли! Ну ты чего?

Медведь тяжело покачал головой, но затем поднялся и вновь пошел за Волком. Через сто шагов ноздри поймали знакомый запах и Топтыгин снова остановился. Встав на задние лапы, он громко заревел, потом уперся в молодую березку и начал гнуть ее, пока та с громким треском не сломалась. Через полминуты кусты впереди раздвинулись и на поляну вышел Тигр:

- Ну чего ты ревешь? - издевательски сказал Полосатый, - Я тебя давно учуял. Стареешь, что ли?
- А если учуял, что сам голос не подал? - подавив раздражение, ответил Медведь, - Договаривались же предупреждать друг друга, чтобы не наскочить внезапно!
- Да такой глухой старый пень как ты, все равно бы не услышал, - усмехнулся Тигр.

Медведь, склонив голову, посмотрел на Полосатого. На первый взгляд, Тигр явно нарывался на драку, но ни в голосе, ни в запахе его Топтыгин не чувствовал злобы. Со старостью приходит мудрость - Михайло Потапыч вдруг ясно понял, что Тигр взволнован не меньше Волка. Это уже было по-настоящему интересно.

- Хватит выпендриваться, - беззлобно сказал Медведь, - В чем дело?

Тигр ухмыльнулся во весь рост и шагнул в сторону:

- Иди, сам посмотри.

Косясь на Полосатого, Медведь шагнул в заросли, проломился через кусты и внезапно вывалился на полянку.

- Осторожней, ты, туша! - мяукнуло недовольно сверху.

Рыся, наконец, отправила детей во взрослую жизнь и теперь наслаждалась коротким покоем. Характера ее это, впрочем, не улучшило.

- Чего осторожней-то? Ты же наверху сидишь? - буркнул Медведь, глядя вверх, - Привет, кстати.
- Привет, - Рыся свесила лапу с ветки и указала куда-то вниз, - Ты что, совсем ослеп?

В конце поляны начинался небольшой взлобок, с которого свесилась сломанная недавним ураганам сосна. Там, в тени под ветвями явно кто-то сидел, и Медведь шагнул вперед:

- Эй, кто там прячется? - настороженно спросил Топтыгин.
- Здравствуйте, - робко ответили из темноты.

Голос был мягкий, но сильный, хотя и женский, и явно кошачий.

- Ты бы вышла на белый свет, что ли? - заметил Медведь, - А то ты меня видишь, я тебя - нет. Некрасиво получается.
- Извините, - ответили из темноты.

Ветки зашуршали, раздвинулись, и Топтыгин хлопнулся на задницу:

- Ни фига себе, - ошарашенно сказал Медведь, - Ты, вообще, кто?

Перед ним переминалась с лапы на лапу огромная, больше Рыси (хотя и меньше Тигра) кошка. Сложением она, скорее, напоминала Полосатого, хотя морду имела узкую, но самым странным оказался цвет: от носа до кончика хвоста зверюга была черной, как уголь, с едва видимым узором.

- Это Лакшми, - ответила за гостью Рыся.

Рысь легко спрыгнула на землю и подошла к черной кошке.

- Она из зверинца сбежала.
- Откуда? - все еще пребывая в полном обалдении переспросил Медведь.
- Из зверинца, - повторил неслышно подошедший сзади Тигр.
- Из зверинца... Ты - пантера! - во внезапном озарении Медведь хлопнул себя по лбу, - Вот черт!
- Я не черт! - обиженно сказала черная кошка.
- Это фигура речи, - успокоил ее Медведь, - Так как сбежала-то?
- Из грузовика выскочила, - объяснила Пантера, - Замок расшатался - и я выпрыгнула.
- А зачем?

Кошки - все три, уставились на Топтыгина.

- То есть как зачем? - недоуменно спросила Рысь.
- Дурацкий вопрос, если честно, - фыркнул Тигр.
- Я хотела на свободу, - объяснила Пантера.
- На свободу. Да, прекрасно, - кивнул Медведь, - Подожди пока тут. Тигр, Рыся, отойдем на минутку.

Проломившись обратно через кусты Медведь повернулся к кошкам:

- Ее надо вернуть обратно.
- Что? - выпучила глаза Рыся.
- Не понимаю, - напряженно сказал Тигр, - Объяснись, пожалуйста. Ты хочешь вернуть ее в зверинец? В клетку три на три метра?
- Именно, - кинул Медведь.

Рыся зашипела и припала к земле, но Тигр положил ей лапу на спину и маленькая кошка умолкла.

- Я знаю тебя давно, - медленно начал Тигр, - Всю жизнь мы были если не врагами, то соперниками, но при всей твоей злобности, жадности и неопрятности, я всегда считал, что ты честный Медведь. Одно дело - напасть сзади и съесть, другое - выдать зверя людям в клетку. Если бы это сказал кто-то другой, я бы уже напал, но, ты - другое дело. Возможно, мы тебя неправильно поняли. Я снова прошу - поясни, что ты имел в виду.

Медведь вздохнул и сел, положив передние лапы на колени.

- Она выросла в зверинце, - просто сказал Топтыгин.
- И что? - злобно прошипела Рысь.
- А, - Тигр тоже сел, обвив хвостом задние лапы, - Теперь понимаю.
- Что понимаешь? - робко спросил подошедший Волк.
- Она не выживет в тайге, - тяжело ответил Медведь, - Она не умеет охотиться. У нее короткая шерсть и слабые лапы. И она черная.
- Не знала, что ты расист, - фыркнулая Рыся.
- Я не расист, - не совсем уверенно ответил Медведь, - Просто...
- Я понял тебя, - Тигр встал и несколько раз прошел вдоль кромки кустарника, хлеща себя хвостом по бокам, - Ты прав, но я все равно не могу... Не могу заставить себя сделать это. Это я ее нашел. Сперва думал съесть, но потом почему-то удержался. Она шла по лесу, глазела по сторонам, прыгала на каждый шорох, как... Как детеныш. Я не смог ее убить.
- А еще говоришь, что это я старею, - усмехнулся Медведь, - Да, она - детеныш. Кто-то возьмется кормить и обучать ее? Так, чтобы она сама могла жить в лесу? Да она не то что кабана - зайца не задавит!

Звери замолчали.

- Слушайте, - внезапно сказал Волк, - А эта пантера... Вам не кажется, что она на леопарда очень похожа?
- Она и есть леопард, из Индии, - кивнул Тигр, - Просто черный. Так бывает - мутация.
- Не знаю насчет мутаций, - Волк переступил лапами, - Но Лапочкин говорил, что к нам в лес недавно пришел Леопард.
- Откуда? - удивился Медведь.
- Вроде бы с юга, из Китая, - ответил Серый.
- А почему мы об этом ничего не знаем? - спросил Тигр.
- Прячется хорошо, - пояснил Волк, - Их ведь совсем мало осталось.
- Хорошо, мы поняли, - сказала Рыся, - Что дальше?
- Ну-у-у, - Волк посмотрел в землю, - Это ведь самка...
- И?
- А он самец, - теперь Серый скосил глаза в сторону, - Так Лапочкин сказал, Леопард к нему ходил, регистрироваться.

Звери переглянулись.

- То есть ты намекаешь... - протянул Тигр.
- Леопардов осталось мало, - начал объяснять Волк, - Два десятка, что ли. Вообще. Всего. И этот наш - один на сотни километров. А тут - самка! Понимаете?
- Не-а, - помотала головой Рыся, - Он - наш, местный, Дальневосточный Леопард. Она... Откуда она там? Из Индии? И как ты себе это представляешь?
- А что тут такого? - возмутился Серый.
- Ах да, вечно забываю, кто у тебя жена, - насмешливо мяукнула Рысь.
- И что не так с Бертой? - зарычал Волк.
- Ну и кто тут у нас расист? - хмыкнул Медведь, - Так ты, Серый думаешь, его можно с этой Лакшми... Повязать?
- Грубиян ты, - вздохнул Тигр, - Познакомить.

Медведь задумался. В последнее время он все чаще ловил себя на мысли, что ведет себя не как полагается добропорядочному Медведю. Медведь от века - индивидуалист, кулак, которому нет дела ни до чего, кроме собственного сала и шкуры. Жрать, покрывать медведиц, драться с тиграми и другими медведями, зимой спать в берлоге - таков от века медвежий закон. К сожалению, для простой, правильной, ор-то-док-сальной медвежьей жизни нужно очень много места и, по возможности, чтобы вокруг не было людей. Реальность же была совсем иной - места мало, людей много. Чтобы выжить, пришлось измениться - поддерживать мир с Тигром, таскать из берлоги в берлогу карабин, ноутбук и енота, договариваться с лосями и постоянно советоваться с Лапочкиным. Раньше ему было наплевать на то, сколько осталось леопардов и не случится ли беда с детенышами Рыси, но сейчас... Сейчас, по большому счету, наверное, тоже наплевать, но с упрямой ожесточенностью Топтыгин решил не уступать губителям своего Леса ни пяди, а Лес заключал в себя и его обитателей.

- Хорошо, - он встал и встряхнулся, - Ведем ее к Лапочкину. Тигр, ты говорил, что в Сихотэ-Алинском заповеднике есть что-то вроде приюта для тигров, которые не могут жить сами по себе.
- Есть, - кивнул Тигр, - площадка в лесу, их там кормят. В основном те, кого подобрали тигрятами, когда их матери погибли.
- Значит, так тоже можно, - подумал вслух Медведь, - Ладно, пошли к Лапочкину. Рыся, зови пантеру.

Лесничий был дома и встретил их на крыльце, от греха подальше загнав собак в дом. Не то, чтобы зоолог не доверял Тигру, но лишний раз решил его не искушать: собака для гигантской кошки - что шоколад для человека. Скрестив руки на груди, Лапочкин хмуро осмотрел компанию, и, наконец, остановил тяжелый взгляд на Лакшми. Пантера припала к земле и спрятала морду в лапы.

- Вы что, совсем обалдели? - тихо спросил Лесничий.
- А что такое? - нагло спросила Рыся, но встретившись глазами с зоологом немедленно отвернулась и принялась вылизываться.

Медведь вдруг понял, что уже и забыл, когда Лапочкин смотрел кому-нибудь из них в глаза. Лесничий знал и уважал звериные обычаи и не оскорблял друзей прямым вызовом. Похоже, дело и впрямь серьезное.

- Михалыч, ты чего такой нервный? - осторожно спросил Тигр.

Зоолог вздохнул и вдруг сел на ступеньку:

- Азмун, выходи - это свои, - крикнул он назад.

Медведь вдруг понял, что в доме есть кто-то еще. Он знал, что жена и дети лесничего живут в городе, иногда навещая Лапочинка на кордоне, но их запах был старый - недели три, не меньше. Здесь был кто-то другой. Волк с шумом принюхался, затем попятился:

- Вот, черт, - прорычал он, - Как я его не заметил?
- Он зашел с другой стороны, - ответил Лапочкин, - а потом я тут все вымыл и подмел. Рисковать нельзя.

Дверь открылась, и на крыльцо вышел великолепный зверь. Он казался больше пантеры, с тяжелой круглой головой и маленькими круглыми ушами, с великолепной, желто-пятнистой шкурой.

- Здравствуйте, - голос зверя был спокойным, - Меня зовут Азмун, я - Леопард.
- Здравствуй, - кивнул Топтыгин, - Я - Медведь.
- Приветствую, я - Тигр.
- Рысь, очень приятно.
- Э-э-э, Волки мы. Серый.

Медведь решил, что Азмун очень напоминает Тигра: такие же спокойные, плавные движения, такая же сила, разве что величия чуть поменьше, зато, сразу видно, этот будет побыстрей. Взгляд Леопарда остановился на Пантере, и его зрачки расширились, хвост вытянулся и задрожал.

- Я Лакшми, - тихо сказала черная кошка, - Я - Пантера из зверинца. Я убежала.

Леопард медленно спустился с крыльца и осторожно, плавными тягучими шагами, начал приближаться к Лакшми. Та припала к земле, черный хвост дергался, Пантера словно не знала, что ей делать: бежать или напасть самой.

- Азмун, - позвал Лапочкин, - Отойди, не время.

Леопард замер и искоса посмотрел на зоолога, потом угрожающе то ли зарычал, то ли заурчал.

- А ну!

Медведь шагнул было вперед, когда прямо перед Леопардом, нос к носу, оказался Тигр. Топтыгин в очередной раз порадовался про себя, что у него с Полосатым пусть хрупкий, но мир - гигантский кот двигался быстро, очень быстро. Над поляной загремел знаменитый тигриный рык, и Азмун припал к земле. Тигр навис над ним, опустил огромную, оскаленную пасть прямо к голове Леопарда, и рыкнул снова. Лапочкин побледнел - даже зная, что ярость зверя направлена не на него, зоолог почувствовал первобытный ужас, от которого подгибаются ноги. Внезапно Полосатый убрал клыки и сел, словно ничего не произошло.

- Азмун, - мягко, даже вкрадчиво заговорил Тигр, - Ты у нас недавно, и не знаешь наших законов. Лапочкин - друг и защитник этого Леса еще с тех времен, когда я не родился, и даже моя мать не родилась. Рычать на него не позволено никому. Он помогает нам, он, как я вижу, помогает тебе. Не надо ему угрожать.

Леопард, припавший было к земле, медленно выпрямился, шерсть на его загривке улеглась.

- Хорошо. Я запомню это. Я не собирался на него нападать, ведь он действительно мне помогает. Впрочем, я тут ненадолго.
- Почему? - подала голос Рыся.
- Завтра за ним придет машина, - сказал зоолог, - Его увезут в заповедник, в Кедровую Падь, я договорился.

Он спустился с крыльца и подошел к Пантере.

- А вот что делать с тобой? Ну, что молчишь?

Лакшми вздрогнула и посмотрела на Лапочкина снизу вверх:

- Ты говоришь? Ты можешь говорить? - в голосе черной кошки был священный ужас.
- Да уж, как-то вот могу, - он опустился на колено рядом с Пантерой так, что ее голова оказалась на одном уровне с егог лицом, - Зачем ты убежала, Лакшми?
- Я всю жизнь прожила в клетке, - Лакшми опустила голову, - Когда нас везли, я почуяла запахи этого леса и поняла, что больше я так жить не смогу.

Зоолог вздохнул.

- Боюсь, ты и в лесу жить не сможешь. Я должен вернуть тебя обратно.
- Я не пойду, - кошка припала к земле, - Не хочу!
- Здесь ты не выживешь.
- Ну и пусть!
- Ты не понимаешь, что говоришь, - жестко сказал Лапочкин, - Хорошо, если ты просто умрешь от голода. Хуже, если ты попробуешь напасть на человека - тебя будут искать, лес прочешут, кроме тебя пострадают многие другие.
- Не пойду!

Лакшми метнулась прочь и скрылась в кустах.

- Тигр, прошу, проследи за ней, - быстро сказал зоолог.
- Хорошо, - могучий кот кивнул и бесшумно исчез в лесу.
- Вот, не было печали, - вздохнул Лапочкин.
- Думаешь, ее будут искать? - спросил Медведь.
- Мне пока никто не звонил, - пожал плечами лесничий, - Похоже, они там до следующей остановки ее не хватятся, а так - сотни километров, если что, я постараюсь убедить их, что искать Пантеру тут бесполезно - не зима, следы так просто не найдешь.
- Так ты уже согласен ее оставить? - насмешливо мяукнула Рыся.
- Вот черт, - Лапочкин развел руками, словно удивляясь сам себе, - И впрямь... Жалко ее. Но здесь она не выживет.
- А если как на Сихотэ-Алине сделать? - спросил Волк, - Ну, подкармливать ее? А что шерсть короткая - так на холоде отрастет. Азмун, а ты чего молчишь?

Леопард, лежавший в стороне, удивленно поднял голову:

- Я?
- Ты, ты. Это же твоя самка.

Леопард положил голову на лапы и посмотрел куда-то мимо Волка.

- Не знаю. Она моего рода, хоть и черная, но... С тех пор, как я ушел от матери, я не видел больше других Леопардов. Может быть, я уже последний.
- Так тем более, - вступил в разговор Медведь, - а так - будешь не последний.
- Для чего? - Азмун холодно посмотрел на Медведя, - Если у нас будут котята, если бы даже они родились - их ждет то же, что и нас. Я - последний.
- Ты не последний, - сказал Лапочкин, - Только на нашей стороне таких как ты - двадцать. И через границу - еще восемнадцать.
- Это ненадолго, - Азмун зевнул, - Люди убивают нас. Сам же говоришь - нас осталось меньше сорока.
- Не понимаю, - тихо сказала Рыся, - Вас так мало - зачем вас убивать?
- Наверное, как раз поэтому, - Леопард перевернулся на бок, - Я не думаю об этом. Мне все равно.
- Ну ладно врать-то, - раздраженно рыкнул Медведь, - Что мы, не видели, как ты на нее смотрел?

Азмун повенул голову в его сторону:

- Хорошо, я соврал. Она мне понравилась. Что это меняет? Меня увезут в заповедник, ее - в зверинец.
- А если не увезут? - тихо спросил Лапочкин.
- Что? - Леопард выглядел озадаченным.

Лесничий молчал, глядя перед собой, и Медведь вдруг почувствовал, что, похоже, его друг-человек принял какое-то важное решение.

- Я могу сообщить, что ты ушел с участка, - медленно начал зоолог, - После того, как утонул губернатор, - он ядовито посмотрел на Медведя, который сделал вид, что ничего не понял, - Вскрылись некоторые другие аферы, к тому же, кажется, Президенту у нас понравилось. Со следующего месяца охота здесь запрещена. Совсем. Ходят слухи о том, что здесь будут делать если не заповедник, то национальный парк. Даже если пантера не сможет охотиться сама - кабанов здесь будет в достатке, в крайнем случае, буду покупать ей мясо...
- Зачем тебе это все? - удивленно спросил Азмун.
- Затем, что пока я жив - это мой лес, - просто ответил Лапочкин.

Леопард медленно поднялся и подошел к зоологу.

- Теперь я понимаю, почему Полосатый чуть не разорвал меня. Да, я хочу остаться. Я хочу... Хочу не быть последним. Спасибо.
- Михалыч, а тебе не влетит? - озабоченно спросил Медведь, - Рано или поздно ведь все выплывет.
- Ну, губернатор-то не выплыл, - ехидно заметил Лапочкин.
- Так то губернатор, - осклабился Медведь, - Амур-батюшка - он широкий и бурный.
- Ну и я как-нибудь выкручусь. Если уж пятнадцать лет назад они меня не достали, то теперь и подавно. Ладно, пойду звонить, что леопард отсюда ушел.

Зоолог поднялся и ушел в дом.

- Ну вот, мало нам кошек в лесу, - вздохнул Волк, - Зимой придется от вас на заставе отсиживаться. Бывайте.

Серый поднялся и затрусил в лес.

- Бывайте, мальчики, - Рыся потянулась и тоже было двинулась к лесу, но потом обернулась, - Она симпатичная, эта твоя Лакшми. Будет с кем поболтать, пока у нее котята не появятся.

Проводив кошку взглядом, Медведь грузно поднялся:

- Ну, значит, соседями будем. Ты не думай, у нас лес дружный, без крайней нужды друг друга не едим.
- Я заметил, - Леопард посмотрел на Топтыгина и осклабился, - Знаешь, вы здорово похожи на людей.
- С кем поведешься - от того и наберешься, - Медведь с хрустом потянулся, - А Лапочкин говорит, что люди все больше становятся похожи на зверей. Слушай, один вопрос только, можно?
- Спрашивай.
- Тебя не смущает что она... Черная?

Леопард удивленно посмотрел на Медведя, и вдруг зачихал-засмеялся:

- А как ты думаешь, у меня большой выбор?

http://koshkin-lib.l...com/tag/"...ри"

Я против наркотиков. Напоминаю, что нельзя их употреблять, а тем более распространять
------------------------------------
+семь9622810493 Скайп: sunmix.kamchatka
Неоднозначная фигура!!!!
Люди, давайте быть добрее и думать головой, иначе нам всем капец. ©

#2 Sunmix

Sunmix

    Неоднозначная фигура

  • Участники
  • 9 393 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Город у бухты
  • Команда:ШТОРМ
  • Используемое вооружение:нет
  • Камуфляж:Береза, "Горка" черная
  • № ЭП:0029

Отправлено 28 Март 2012 - 16:14

Медведь, переминаясь с лапы на лапу, тревожно всматривался в кедровый бор у подножия сопки. Время от времени он дышал на стекло стереотрубы, подзывал зайца и вытирал им объектив. Стереотрубу Мише подарили геологи, как и карабин, теодолит и кучу другого бесполезного в хозяйстве барахла. Той весной Топтыгин поднялся поздно, и, продирая глаза обходил свои владения, когда внезапно наткнулся на лагерь. При виде медведя люди в лагере обрадовались, начали кричать, бегать, но когда тот подошел поближе, засмущались и быстро уплыли на лодке. Миша и сам был зверь застенчивый, поэтому просто перетаскал подарки в берлогу и долго разбирался, что тут к чему. Большинство приборов так и остались непонятными игрушками, но трубу Топтыгин полюбил и, прихватив с собой зайца, часто бродил по сопкам, любуясь видами.

Наконец между между стволами замелькало серое, и Хозяин Тайги облегченно вздохнул: до последнего момента он не был уверен, что Волка отпустят с заставы живым.

- Он что, всю дорогу бежал, что ли? - мяукнула Рысь.

Гигантская кошка обладала удивительно острым зрением и без всякой трубы видела ходящие ходуном бока соседушки. Багровый язык, свешенный чуть не до земли, говорил о том, что Волк действительно преодолел все двадцать километров без остановки. Наконец, Серый забрался на сопку и свалился прямо у ног Медведя.

- Все, больше не могу, - прохрипел он, - Дайте отдышаться.

И немедленно заснул. Медведь подождал пять минут, затем взял Волка за шиворот и слегка встряхнул.

- Сейчас-сейчас, еще минуточку, - пробормотал Волк, не открывая глаз.
- Серый, хватит придуриваться, - рявкнул Медведь.
- Все-все, уже проснулся, - Волк открыл глаза и протер их лапами.
- Так что тебе сказали? - спросил Топтыгин.
- Э-э-э, а можно меня на землю поставить? - робко поинтересовался Серый.
- А. Извини.

Волк встряхнулся и обвел собравшихся нехорошим взглядом:

- В общем, информация подтвердилась, - сказал он, - Целая бригада браконьеров, работает по заказу китайцев.
- И что им нужно? - нервно спросил Медведь.
- Ну... - помялся Волк, - Лапы медведя, уши рыси и тигриные...

Он приподнялся на задние лапы и что-то прошептал в ухо Тигру. Полосатый, обычно оранжевый, вдруг пожелтел со шкуры и очень плотно припал к земле.

- Яйца, значит, - вздохнул Медведь, - А что пограничники? Не помогут в этот раз?
- У них и так забот полон рот, - мрачно ответил Волк, - Косоглазые через Амур лезут - спасу нет, еле успевают отлавливать.
- Я бы попросил! - возмутился Заяц.
- Извини. Берта вот согласилась с нами поработать, у нее отпуск.
- Это твоя знакомая? - уточнил Медведь.
- Ну, почти, - Волк посмотрел в небо, - У нас через полтора месяца щенки будут. В порядке эксперимента разрешили.
- Понятно, - Топтигин осмотрел собравшихся, - Ну, стало быть, обороняться будем сами.
- Милиция велела передать, - добавил Серый, - Что искать их, если что не будут.
- Поня-я-ятненько, - мяукнула Рысь.
- Ладно, Заяц, можешь быть свободен, тебя это не касается, - приказал Хозяин Тайги.
- Фигу! Это мой лес! - храбро ответил Косой, - Сегодня вас, завтра им мои глаза потребуются или еще что-нибудь.
- Молодец, - Медведь осторожно потрепал Зайца по ушам, - Значит, план у нас будет такой...

*****

Волк и Берта неспешно трусили по тайге, уткнувшись носами в свежий след. браконьеров было семеро, и эти идиоты не нашли ничего лучше, чем, разделиться. Медведь взял на себя троих, за двоих отвечал тигр, Рыси и Волку с Бертой досталось по одному. Теперь нужно было только настигнуть своего мерзавца и наброситься на него сзади. Они гнали браконьера уже полтора часа, подбадривая его бодрым воем.

- Городской, - удовлетворенно заметил Волк, - Местный бы костер развел и за ним отсиделся.
- Не забывай, - нервно заметила овчарка, - У него карабин. Один раз бахнет - будешь потом свинец переваривать.

За время службы на границе Берта была ранена дважды и в таких вопросах считалась экспертом.

- Да брось, - хвастливо ответил Серый, - Он уже от страха не видит, куда бежит, еще немного...
- Стой, - овчарка замерла, и Волк, не успевший остановиться, проехал вперед на заднице несколько шагов.
- Что такое? - удивленно обернулся Волк
- Запах сильный, кажется он...

Над кустами медленно поднималось дуло винтовки.

- Берегись!

Берта рванулась вперед, но Серый сшиб ее плечом и кинулся в кусты сам. Раздался выстрел, короткий вой. Не помня себя от горя и ярости, овчарка бросилась в атаку, целясь туда, куда положено целиться служебной собаке...

*****

Заяц нашел Тигра посреди широкой старой гари. Могучий кот внимательно рассматривал широкую полосу распаханной и развороченной земле. Время от времени он опускал нос вниз, пытаясь принюхаться, но, вдохнув пыль и старую золу, чихал и опять усаживался на задницу. Заяц осторожно приблизился к Полосатому. Вообще-то, тигры не удостаивали косых своим вниманием, предпочитая зверей покрупнее, но кто его знает. Ополчение ополчением, а вдруг ему жрать захочется?

- Гумус, - задумчиво произнес Тигр, цепляя лапой землю.
- Что? - вежливо спросил заяц.
- Почва, плодородный слой, - все так же величественно ответил могучий зверь, - Все мы возвращаемся в гумус, давая жизнь травам, от трав кормятся благородные олени и прочие копытные, а они питают нас, мы же, когда придет срок, вернемся сюда, в гумус.

Заяц тактично помолчал. Тигров нередко пробивало на философию, Волк как-то рассказывал, что его зимой поймала одна Тигрица, и вместо того, чтобы разорвать, три часа читала выдержки из "Лунь Юй" и "Парадоксов".

- Понятно, - наконец нарушил молчание Косой, - А где браконьер?
- Ну... - пожал плечами Тигр, - где-то тут должен быть. Я на него стадо кабанов выгнал...

Полосатый встал и прошелся вдоль перепаханной полосы.

- В общем, похоже, он вернулся в гумус. Ладно, пойду второго искать.
- А что его искать? - Заяц, ждавший этого момента, надулся от гордости, - Пойдем, он тут, недалеко валяется.
- В каком смысле? - переспросил Тигр.
- Завалил я твоего второго, - чуть лопаясь от сознания собственного величия ответил Заяц.
- Хм-м-м, интересно, - пробормотал Тигр, - Ну, показывай.

Браконьер лежал в кустах без движения с закаченными глазами.

- Нда, действительно, - протянул Тигр, - Ладно, рассказывай, как ты его?
- На самом деле очень просто, - заторопился Заяц, - он идет такой, идет, а я прямо перед ним из травы как подпрыгну! Он брык - и лежит.
- Забавно, - позволил себе улыбнуться Тигр, - Причем, судя по запаху, еще и обделался. Ладно, оттащи куда-нибудь ружье, а я постараюсь преодолеть природную брезгливость и отнесу засранца на сборный пункт.

Заяц с трудом сдвинул винтовку с места и подумал, что, похоже, придется звать на помощь родственников. Полосатый, уже закинувший бесчувственного браконера себе на спину, внезапно обернулся.

- Заяц?
- Да? - Косой, пыхтя, пытался тянуть ружье за ремень.
- Ты молодец. Спасибо!


*****


- Ну ладно, ну перестань, - успокаивала Берта Волка.
- Что значит перестань? - визжал Серый, - Как это перестань? Думаешь я не видел, куда ты его кусала?
- Я очень испугалась, что он тебя застрелил, и сделала то, что нас учат делать, - объяснила овчарка.
- Вот так вот и положено? - кипятился Волк, - Думаешь мне приятно, что моя женщина хватала пастью за...
- Ну хватит! - гавкнула Берта, - Все овчарки хватают именно за это! Нас так готовят!

Волк несколько притормозил и недовечиво покосился на подругу.

- Все? И кобели тоже?
- И кобели, - твердо ответила овчарка.

Некоторое время оба бежали молча.

- Тяжелая у вас работа, - вздохнул Волк.

Дикий, протяжый вопль разорвал тишину ночного леса. Вопль столь жуткий, что Берта прижала уши к затылку, припала на живот и тихо заскулила.

- Эт-то что было? - заикаясь спросила отважная овчарка.
- Это? - шерсть на загривке у Волка встала дыбом, - Я тебе скажу что это было. Это рыси трахаются, вот что это было. Ну, скотина с кисточками, мы тут жизнью рискуем, а она... Можно подумать, это наши уши им нужны! Так, пойдем разбираться.

Припадая на раненую ногу, Волк похромал туда, где в ночи раздавались душераздирающие вопли. Взобравишись на сопку, Серый заорал:

- Рыся, ты где? Вылезай, скотина, опять валерьянки обожралась? А кто за тебя браконьеров ловить будет?
- Ну чего ты орешь, - ответило из кустов мягким, рокочущим баритоном.

В темноте зажглись две пары зеленых глаз, и Волк попятился. Ирис, супруг Рыси, считался мужчиной серьезным, ходили слухи, что с ним даже Топтыгин иногда здоровается первым. Однако праведный гнев, помноженный на боль в поврежденной лапе, взяли верх, и Серый грозно уткнулся носом в широкую хитрую рожу с бакенбарадми.

- В то врремя как весь лес в едином поррыве боррется с угррозой, - порыкивая начал Волк, - кое кто...
- Да ладно тебе, Волчик, - Рыся, потягиваясь, вышла из кустов и встала рядом с мужем.
- Привет, Берта. Мы своего браконьера обезвредили.
- Да? Ну и где он? - кипятился Волк.
- А вон, на дереве.

Ирис подошел к здоровенном кедру с абсолютно гладким стволом, и, встав на задние лапы, с душераздирающим скрежетом поточил о кору огромные когти.

- Муарррроуумуамуа, - произнес Рысь, тщательно выговаривая каждую букву.

Откуда-то из кроны донесся задушенный всхлип.

- Мы, собственно, его выследили, - объясняла Рыся Берте, - А когда он сел под деревом, занялись любовью. Он даже сапоги скинул, не говоря уж о винтовке.
- Пусть посидит пока, - лениво заметил Ирис, - Утром сам свалится. А ружье я пойду в болоте утоплю.


*****


Медведь сменил позицию и осторожно выглянул из-за камня. Пули цвикнули в полуметре от рыла и он откатился назад.

- Ну, скоро вы там? - прорычал Топтыгин.
- Сейчас все будет, Миша, - торопливо ответи енот, загоняя маленькими лапками последний патрон в обойму.

Огромные когти не давали Хозяину тайги перезаряжать карабин самому, пришлось привлечь старого знакомого. Енот пару зим пользовался топтигинской берлогой и теперь пришло время вернуть должок.

- На, держи.

Медведь подхватил карабин и, просунув коготь в спусковую скобу, выпалил в сторону кустов. В ответ прогремело несколько выстрелов, правое ухо обожгло болью.

- Миша, - осторожно сказал енот, - А у тебя в ухе дырка.
- Ничего, - сквозь клыки ответил Топтыгин, выпуская еще несколько пуль в сторону противника.
- Патронов у тебя еще на одну обойму, - добавил енот.

Медведь потер кровоточащее ухо лапой и осторожно высунулся из-за камня. Пуля ударила рядом, и осколки гранита больно посекли нос. Пора было менять позицию. Перестрелка продолжалась уже час, за это время медведь успел расстрелять большую часть оставшихся от геолгов патронов, но хуже всего было то, что вражеские пули разбили любимую стереотрубу. Вообще говоря, теперь все зависело от того, сработает ли вторая часть его гениального плана. Патроны кончались, горизонт уже засветлел, еще немного - и взойдет солнце. Топтыгин вздохнул, переполз за куст и открыл огонь. Он стрелял за свои лапы, за лапы всех медведей и медведиц, за уши рысей, за яйца тигров, за свой лес и свой Амур. Чувство собственного героизма и отважной обреченности переполнило косолапого и он громко заревел, бросая вызов браконьерам. Снова загрохотали выстрелы, вокруг падали срубленные пулями ветви.

- Врешь, не возмешь, - прохрипел Топтыгин.

- Туруру! Ла-ла-ла! Какой чудесный день! Какой чудесны пень! Кто лось - тот не олень!

Басовитый, трубящий рев раздался над лесом, сопровождаемый сучьев, ударами по чему-то мягкому и сдавленными воплями. Медведь обессиленно привалился к камню - помощь подошла вовремя.

- Это что? - осторожно спросил енот, прислушиваясь к звукам снизу, где, судя по всему, кого-то топтали ногами.
- Это лоси, - расслабленно ответил косолапый, - Я этих уродов отвлекал, а они бесшумно с тыла зашли.

Кому-то прописали крепкую саечку и тот же бас продолжил на мотив румынско группы, которую постоянно крутили на заставе:

- Хо-хо-хо! Как по лесу пробежал олень, озорной олень, зажигательный олень! Зацепился на бегу за пень!
- А... - енот собрался с духом и продолжил, - А чего это они?
- Понимаешь, - медведь прикладывал к простреленному уху подорожник, - У них сейчас гон. Поэтому они гонят. Постоянно. Не обращай внимания.

Из кустов вылетел огромный лось, недавно сбросивший рога.

- Ха-ха-ха! Мой добрый друг медведь! Ого-го-го! и маленький зверек с полосатой мордой!
- Енот, извините, - застенчиво представился Енот.
- Енот, уху-ху, какой великолепное, величественное, сексуально привлекательное имя! Не обращайте внимание, я гоню.
- Сексуально привлекательное? - робко спросил зверек у Косолапого.
- Не обращай внимания, он гонит, - заверил Медведь, - Нормальное имя, мужское такое, крепкое. Лось, спасибо, уж выручил так выручил.
- Да-да-да! Мы мужественные звери, мы должны помогать друг другу! Тем более, что им нужны были наши хвосты. У-дю-дю-дю, у-дю-дю-дю-дю, баю-баюшки баю, не ложися на краю. Там трое то ли пленных, то ли, мва-ха-ха, безвозвратных потерь. Ладно, мы поскакали, гон все-таки.

Лось большими скачками скрылся в лесу.

- Ну, брат Енот, пошли брать в плен, если осталось кого, - подытожил Медведь.


******

- Итак, подведем результаты, - начал Медведь.

Амур сиял на солнце, ветер гудел в кедрах, на сопке было тепло и ветренно. Среди трофеев нашлась зрительная труба и Косолапый был наверху блаженства. Партизанский отряд собрался на вершине каменной горки на том самом месте, где позавчера они получили страшное известие о браконьерах.

- Берта и Волк - один, покалечен.
- Жить будет, - заверил Волк.
- Любить - вряд ли, - оскалившись во всю пасть, добавила Берта.
- Тигр - один, тело не найдено, - продолжал Медведь.
- Эти кабаны... - досадливо поморщился Полосатый, - Впрочем, он вернулся к земле, чего еще может желать Совершенномудрый... Кому-нибудь другому.
- Заяц - один, целехонький. Молодец, Косой, не ожидал.
- Служу...
Донельзя гордый собой Заяц несколько секунд подыскивал, кому же он служит, затем рявкнул то, что не раз слышал от пограничных собак.
- Служу России!

Все на минуту замерли по сидке "смирно".

- Рыся и Ирис - один. Мертвый.
- Мы ни при чем, - оторвался от умывания Русь, - он сам свалился с дерева и шею свернул.
- Ага, после того, как ты забрался туда и поточил когти об его ветку. Ладно, проехали, искать их не будут. Ну и троих мы с лосями. Двух они затоптали совсем, а один вроде ничего. Вот его и допросим. Тигр, давай его сюда.

Еще позавчера Полосатый за такой тон вцепился бы Медведю в толстую морду, но теперь лишь хлестнул себя по бокам хвостом и притащи за шиворот зажмурившегося и тихо подвывающего мужика.

- Где-то у меня был разговорник, - кряхтя поднялся медведь, - Серый, куси его там, чтобы глаза открыл, только не до смерти...


*****


Василий Дормидонтович Плюев, браконьер со стажем, сквозь ватные штаны почувствовал мощные челюсти на своей заднице и, взвизгнув, открыл глаза. Прямо на него в упор смотрела огромная медвежья харя. Харя открыла пасть, обдав Плюева зловонием и продемонстрировав ужасные желыте клыки, и хрипло произнесла:

- Превед, кросавчег.
Я против наркотиков. Напоминаю, что нельзя их употреблять, а тем более распространять
------------------------------------
+семь9622810493 Скайп: sunmix.kamchatka
Неоднозначная фигура!!!!
Люди, давайте быть добрее и думать головой, иначе нам всем капец. ©

#3 Законник

Законник

    вечно молодой, вечно пьяный

  • Ассоциация Камчатского Страйкбола
  • 4 612 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:П-К, Садовая
  • Интересы:я жить люблю!
  • Команда:Искатели
  • Используемое вооружение:M4 RAS II, РПГ "Аглень"
  • Камуфляж:Бекас расцветки Вудланд
  • № ЭП:0031

Отправлено 28 Март 2012 - 16:45

так этож первая часть, а первой была вторая, их бы местами поменять...
когда-то я был молод и волосат... с тех пор прошло много веков, теперь я так же молод, но... лысоват, ибо с годами не старею, а лишь становлюсь опытнее!


лауреат премии Золотая пуля в номинации Лучший игрок/роль сезона ДВА ГОДА ПОДРЯД... Я ПЕРВЫЙ ЛУЧШИЙ ИГРОК СЕЗОНА, все остальные лучшие будут лишь мои последователи...

#4 Sunmix

Sunmix

    Неоднозначная фигура

  • Участники
  • 9 393 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Город у бухты
  • Команда:ШТОРМ
  • Используемое вооружение:нет
  • Камуфляж:Береза, "Горка" черная
  • № ЭП:0029

Отправлено 28 Март 2012 - 16:56

Цитата(Законник @ 28.3.2012, 16:45) <{POST_SNAPBACK}>
так этож первая часть, а первой была вторая, их бы местами поменять...



Есть еще и более ранняя, но найти не могу.
Я против наркотиков. Напоминаю, что нельзя их употреблять, а тем более распространять
------------------------------------
+семь9622810493 Скайп: sunmix.kamchatka
Неоднозначная фигура!!!!
Люди, давайте быть добрее и думать головой, иначе нам всем капец. ©




Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных